Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Доброта спасет мир


Доброта спасет мир

Можно ли поменять одну работу с зарплатой 25 тысяч рублей на другую, оклад на которой при любых условиях не превысит восьми? Причем сделать это не вынужденно, а по собственному желанию.

Можно, утверждает специалист по связям с общественностью организации «Территория семьи» Галина Берестнева. По крайней мере однажды она поступила именно так. О том, что ее подтолкнуло к такому поступку и что удерживает на этом рабочем месте, наш сегодняшний разговор.

– Галина, как Вы оказались в «Территории семьи»? И почему?

– Когда я поняла, что журналистика, которой я занималась раньше, это не мое призвание, то решила просто уйти с работы. И примерно полгода искала новое занятие. Мне хотелось, чтобы оно было бы непременно связано с благотворительностью, потому что у меня всегда к этому лежала душа. Я еще со школы начала заниматься волонтерством, и мне это нравится.

Волонтеры – это особые люди, они отличаются от других широтой взглядов, способностью отзываться на просьбу о помощи, умением воспринимать новое и постоянной готовностью к действию. Это те, кто готов всегда поддержать. Ему можно сказать: «Поехали забор красить!», он скажет : «Давай». «Надо помочь людям без определенного места жительства», он в ответ: «Классная идея!» Другими волонтеры не бывают. Плюс к этому это всегда интересное общение и яркая, насыщенная событиями жизнь.

Поэтому, когда я нашла вакансию в организации, которая занимается помощью семьям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, то поняла, что хочу здесь работать.

– Но прожить на 8 тысяч рублей в месяц нереально…

– К сожалению, да. Но меня поддерживает молодой человек, с которым я живу вместе. Иметь такую поддержку – это, конечно, большое счастье. Без нее я вряд ли смогла бы здесь работать. Как–то мы пытались с ним поставить эксперимент – прожить на две тысячи рублей в неделю. Но у нас не получилось. Поэтому я ему очень благодарна. Не спрашивайте, где взяла – там больше нет, он такой один.

Родители тоже не очень понимают моих добровольческих порывов. Говорят: что за профессия, как на такие деньги можно прожить. А бабушка меня вообще жалеет и говорит: «Да, ты у нас, конечно, добрая…» Говорит так, как будто это какой–то недостаток. Родственники вообще считают меня мечтателем, полагая, что волонтерством ничего в жизни таких людей не изменить. Но я думаю, что можно.

– О чем Вы мечтаете?

– С детства хотела летать. Но если серьезно, то мечтаю о другом мире, в котором мы все могли бы жить. О том, чтобы у нас был красивый город, чтобы долины малых рек были чистыми, и там можно было бы гулять, чтобы улицы были ухоженными, и по ним ходили счастливые люди. Я знаю, что это мечты. Но в то же время уверена, что наша работа с семьями – это и есть та основа, которая может стать фундаментом для нового города.

Не многие верят в то, что можно что–то изменить в жизни семей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Некоторые семьи сами в это не очень верят. Но это не так. Например, только за последний год нашей работы удалось оставить в родных семьях 200 детей. Они не попали в детские дома только из–за того, что маме было нечем их кормить и не во что одеть. Через нашу организацию ежегодно проходит более тысячи семей. Сейчас как раз подводим итоги за прошлый год, и, думаю, эта цифра составит даже более полутора тысяч. А всего по краю в трудной жизненной ситуации находится более 90 тысяч семей.

– Кто эти люди?

– Семьи все очень разные. В основном это матери–одиночки, с одним или несколькими детьми. У большинства – серьезные проблемы, которые требуют не только материальной помощи, но и вмешательства специалиста – помощника, психолога, юриста. Такие семьи мы берем на сопровождение, помогаем решать им самые острые проблемы.

Когда я пришла сюда работать, меня поразила история. Одна мамочка с двумя детьми оказалась один на один с серьезными проблемами. Причем она была еще и беременна третьим ребенком и была готова прервать беременность. Наши специалисты стали с ней работать. Но всякий раз, когда нам удавалось снять какое–то препятствие в ее жизни, возникало следующее. На ее месте многие опустили бы руки. Но она не сдавалась, всегда и всем говорила, что у нее все хорошо. Сейчас у нее на самом деле все хорошо, она растит уже троих деток.

Есть у нас один папа, у которого ушла жена, оставив ему пятерых детей. Слава Богу, там есть бабушка, но живут они в очень стесненных условиях. Сейчас семья находится на сопровождении.

Вообще часто бывает, что даже помощь вещами меняет саму семью и ее окружение к лучшему. Когда мама не переживает, что ее дети останутся голодными и неодетыми, когда у нее есть подгузники, коляска и все необходимое, она может начать разбираться с самой собой, изменять свою жизнь. И когда это происходит, у человека меняется взгляд на жизнь, он понимает, что мир не так уж плох.

– Чем Вы занимаетесь в «Территории семьи»?

– Как и большинство сотрудников – всем, чем необходимо в данный момент. Сегодня, например, мы с нашим волонтером Игорем весили баннер над входом. До этого я написала несколько постов в соцсетях. Хотя, конечно, у меня, как у каждого из нас, есть свой функционал. Но в общем и целом у нас общее дело. Это меня, кстати, очень удивило, когда я пришла сюда работать.

Обычно везде есть начальники, подчиненные, замы, специалисты. А здесь такого нет. Тут только партнерство, направленное на достижение общего результата.

Второе, что меня поразило, – это отношение всех к своей работе и трудностям, с которыми приходится сталкиваться каждый день. Причем трудностей у любого НКО много, а у тех, кто занимается помощью семьям в трудной жизненной ситуации, – еще больше. Потому что, оказалось, людям очень сложно объяснить, что в подобном положении может оказаться любая семья. Более того, человек может годами жить в кризисе и даже не подозревать, что что–то можно поменять. Поэтому ресурсы на помощь такими семьями привлекать очень сложно.

Но сотрудники «Территории семьи» относятся к таким трудностям совсем по–особенному. Например, безвыходная ситуация: нас завтра выселяют, и бежать некуда. Но никакой паники и стенаний, каждый в своей компетенции пытался решить эту задачу, и в конечном итоге проблема разрулилась. Не сама собой, конечно. Но еще не было трудностей, с которыми бы мы не справились.

– Какие у вас личные цели на будущее?

– Недавно я дала себе срок – за три года вырасти в «Территории семьи» до руководителя проекта. Кроме того, я бы хотела иметь свой бизнес, пока не скажу какой. Но свое будущее я точно связываю с волонтерством. Без этого я не мыслю свою жизнь.    

Марина Стрыжкова


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений 

Геннадий САНДЫРЕВ, член регионального штаба ОНФ, руководитель группы компаний «Налоги и право»

Особого внимания заслуживает отмена возможности двусмысленного трактования законов