Газета деловой интерес
Самое читаемое
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Для других или для себя?


Для других или для себя?

На разработку ПД–35 выделен первый бюджетный транш.

Как сообщил депутат Государственной Думы Игорь Сапко, на последнем заседании федерального парламента была принята поправка в федеральный бюджет этого года, в соответствии с которой на доработку самолета Ил–114, модернизацию Ил–96 и на разработку и создание перспективного двигателя ПД–35 выделяются дополнительные 6,2 миллиарда рублей.

– Это касается в том числе и пермского комплекса, – уточнил депутат.

Таким образом российское государство выделило первый транш из тех 80 миллиардов рублей, в которые генеральный конструктор пермского «Авиадвигателя» Александр Иноземцев оценил разработку тяжелого двигателя. Причиной появления проекта, который родился совсем недавно, в августе этого года, стала острая необходимость заменить украинские моторы на крыльях «Русланов» и, главное, принятое этим же летом решение о начале создания совместного российско–китайского дальнемагистрального широкофюзеляжного самолета.

Между тем с этим самым самолетом все не так просто. Да, на прошедшем в китайском Чжухае 11–м международном аэрокосмическом салоне и выставке аэропортового оборудования Airshow China 2016 в присутствии руководителей китайской авиапромышленности, министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантурова и главы Объединенной авиастрои­тельной корпорации Юрия Слюсаря торжественно презентовали макет будущего авиалайнера в масштабе примерно 1х10, который китайцы называют Comac C929. Однако российская сторона, которая поначалу считалась основным разработчиком проекта, изначально предполагала создать самолет на основе модернизированного варианта старого доброго Ил–96, для которого на первых порах подошли бы и пермский ПС–90, и пермский ПД–14. Только по четыре штуки на крылья, а не по два, как в окончательном варианте с двигателями тягой свыше 30 тонн.

Но китайцы настояли на том, чтобы самолет разрабатывался «с нуля», поэтому на борту макета рядом с аббревиатурой СОМАС красовалась и нейтральная аббревиатура ОАК без каких–либо отсылок к брендам «Ил», «Ту» или «Ан». Более того, промелькнула информация, что по китайской версии базой для разработки должен стать уже выпускающийся корпорацией коммерческих самолетов (СОМАС) Comac C919 – ближне–среднемагистральный узкофюзеляжный самолет, вообще–то являющийся прямым конкурентом российского «Суперджета». Да и по внешнему облику макет больше тяготел к китайской авиастроительной школе, чем к российской.

Кроме того, президент ОАК Юрий Слюсарь признал, что облик самолета будет меняться, но только в деталях. То есть концептуальное решение по самолету, который еще даже не начали разрабатывать, уже принято. По его словам, вместе с СОМАС выбран вариант, в базовой комплектации имеющий 280 пассажиро–мест с дальностью полета в 12 тысяч км. Будут версии с большим и меньшим количеством мест. На межправительственном уровне принято решение о создании совместного предприятия с штаб–квартирой в Шанхае, где и будет происходить окончательная сборка Comac C929, а конструкторское бюро и инженерный центр начнут свою работу в России на базе предприятий ОАК. В 2018 году определится круг российских и китайских предприятий – участников проекта, с 2019 года начнется практическая работа. Заявляется амбициозная задача сделать совместный самолет на 10 процентов эффективнее с точки зрения эксплуатационных издержек, чем «Боинги» и «Эрбасы». Вот только на презентации китайцы в качестве двигателей будущего широкофюзеляжного авиалайнера называли «Роллс–Ройс» и «Дженерал Электрик» – ну и в перспективе ПД–35, когда русские его разработают.

В пресс–релизе российской Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК), распространенном на Airshow China 2016, уже есть определенное изменение интонации. Там говорится, что «успешная реализация программы создания двигателя нового поколения ПД–14 для российского пассажирского самолета МС–21 дала возможность разработать на основе его газогенератора целое семейство двигателей, в том числе турбовальный двигатель ПД–12В для тяжелого транспортного вертолета Ми–26. ОДК уже начала разработку этой силовой установки. На базе ПД–12В корпорация готова создать двигатель также для перспективного российско–китайского тяжелого вертолета». Кроме того, «в ОДК также ведется разработка двигателя большой тяги ПД–35 – российской силовой установки нового поколения. При создании ПД–35 планируется применить инновационные технологии, полученные в ходе реализации проекта ПД–14. На базе ПД–35 также может быть создан двигатель для перспективного российско–китайского широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета (ШФДМС)»…

То есть ПД–35 будет создан, это однозначно, но вот будет ли им оснащаться то, что китайцы называют Comac C929, это еще вилами на воде писано. Одновременно и сообщение о том, что ОДК готова создать силовую установку для перспективного российско–китайского тяжелого транспортного вертолета на базе турбовального двигателя ПД–12В выглядит скорее как предложение, а не уже выбранный вариант.

Примечательно и то, что это мы в России называем будущий широкофюзеляжный самолет российско–китайским. На всех англоязычных китайских сайтах снимки макета Comac C929 подписываются не иначе, как китайско–российским самолетом. Маленькая, но характерная деталь.

Предполагается, что Comac C929 оснастят современными средствами авионики, разработанными китайскими компаниями, что должно удешевить производство и рыночную стоимость самолета, которая и без того будет весьма низкой для быстрого распространения авиалайнеров по территории Китая и всему азиатскому региону. По планам китайской корпорации, для реализации полного цикла от запуска проекта до первого полета пройдет около семи лет, а до первой сдачи авиалайнера заказчику – десять лет. «В настоящее время запущены процедуры получения разрешительных документов и регистрации совместного предприятия, официально оно может приступить к работе уже до конца этого года», – сообщают в COMAC. Также агентство Синьхуа как бы вскользь говорит о том, что проект по созданию самолета носит открытый характер, и к его реализации будут привлекать поставщиков из других стран.

Но главное в том, что стоимость создания самолета оценивается примерно в 13–20 миллиардов долларов, что делает проект одним из крупнейших в истории мирового авиастроения. У России таких средств нет. Для сравнения – генеральный конструктор «Авиадвигателя» Александр Иноземцев запросил на разработку ПД–35 всего лишь 1 миллиард 250 миллионов долларов.

Между тем на выставке в Чжухае за минувшую неделю китайцы подписали контрактов на 40 миллиардов долларов. А на прошлогоднем МАКСе–2015, прошедшем в подмосковном Жуковском, из–за санкций удалось подписать договоров всего на 3 миллиарда долларов. Как говорится, почувствуйте разницу.

Андрей Силуянов

Фото: aviation21.ru/


INосказательно
Позитивный опыт моногородов

ТОСЭР «Нытва» и «Чусовой» решают проблемы с трудоустройством жителей Прикамья  

Набирая обороты

До конца года ТОСЭР «Нытва» планирует привлечь 240 млн рублей капвложений резидентов  

Творческий выход из кризиса

Детская эстрадно–театральная студия «Прозус–Д» успешно работает в Перми уже 14 лет  

Светлана САЛЮКОВА: «Мы открыты миру, мир открыт нам»

Всю третью неделю марта в пермской гимназии №31 царило праздничное настроение