Газета деловой интерес
Самое читаемое
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Июнь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Военнопленный калийного фронта


Военнопленный калийного фронта

Последствиями калийной войны между Россией и Белоруссией стал передел рынка.

Сообщение о прекращении уголовного дела в отношении бывшего генерального директора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера появилось в информационных сетях на прошлой неделе.

Начавшаяся с громкого ареста в 2013 году эта калийная история, наконец, получила свое логическое завершение. И заодно высветила многие негативные моменты в деятельности как тогдашних собственников и руководителей «Уралкалия», и тех, кто близок к ним.

На момент ареста Баумгертнера шла откровенная война между «Уралкалием» и их совместным детищем с «Беларуськалием» – «Белорусской калийной компанией» (БКК). Официально российская сторона и руководство «Уралкалия» причиной войны называло игру «втихую» белорусов, которые, якобы минуя совместную сбытовую компанию БКК, стали продавать свою продукцию, не согласовав эти действиями с пермскими партнерами. Такая политика потребовала от «Уралкалия» отказа от сотрудничества и заставила поменять собственную сбытовую политику. Беларусь же обвиняла «Уралкалий» в попытке захвата их производственных мощностей и была недовольна экономическими потерями.

Каковы же итоги ссоры «Уралкалия» с «Беларуськалием», сопровождавшаяся почти шпионской историей с внезапным арестом топ–менеджера и личными переговорами двух президентов? И что сейчас происходит в руководстве крупнейшего налогоплательщика Прикамья?

ПОЧТИ МОНОПОЛИСТ

«Уралкалий» на момент конфликта с Белоруссией действительно имел на руках все козыри, чтобы расстаться с БКК и стать монополистом калийного рынка. Сам Владислав Баумгертнер тогда так объяснял смену вех: «Уралкалий» мощное и развитое предприя­тие. Его задача не просто укрепиться на мировом рынке, а занять большую нишу на нем. Для этого у предприятия есть все возможности. После слияния березниковского «Уралкалия» и соликамского «Сильвинита» потенциальные мощности предприятия увеличились до 15 миллионов тонн калийной продукции в год, реконструкция и вложения в техническое переоснащение производственных площадок, сделанных прежними собственниками, позволяли российскому монополисту без проблем стабильно отработать лет десять. С учетом того, что у акционерного общества были выиграны новые участки для разработки на Верхнекамском месторождении калийных солей, то производственная сторона намерений «Уралкалия» виделась крепкой и прочной.

Увеличить же свое присутствие на мировом рынке можно было, лишь снижая цены на свою продукцию, задавив тем самым конкурентов и потом уже, став монополистом, диктовать свои условия. Примерно так же, как сегодня происходит с подачи ­Саудовской Аравии на мировом рынке нефти: цена на эту продукцию за полгода упала более чем вдвое и пока еще не стабильна, заставляя метаться и выстраивать свою экономику нефтедобывающие страны – в том числе США и Россию.

На первый взгляд, снижение цен было невыгодным шагом для «Уралкалия». Но это – если не знать рынок досконально. Дело в том, что до входа на рынок китайских прои­зводителей самый дешевый в мире калий производился в России и Белоруссии. В «Уралкалии» его себестоимость колеблется где–то в районе 50–60 долларов за тонну калия, продаваемого сейчас за 300–400 долларов.

Рентабельность, как видите, довольно высокая. В докризисные годы – в 2008–м, к примеру, калий продавался почти за 1000 долларов за тонну. Так что в связи с уже ­потерянными ценами «Уралкалий» при смене своей сбытовой политики терял, но терял бы осознанно, надеясь отыграться потом, став главным монополистом на рынке. По прогнозам двухгодичной давности, «Уралкалий» мог забрать до трети мирового рынка производства калия – имея 15 с небольшим процентов.

НА КАЛИЙНОЙ ИГЛЕ

Но белорусы считали, что «Уралкалий» вовсе не стремится наращивать собственные мощности. По мнению президента Беларуси Александра Лукашенко, собственники «Уралкалия», и прежде всего его тогдашний владелец Сулейман Керимов, желали вовсе не утвердиться как лидеры рынка сами, а подешевле купить «Беларуськалий», тем самым нарастив объемы и диктовать условия всему мировому рынку. А для этого надо было не дать предприятию зарабатывать – то есть прикрыть совместную сбытовую компанию, БКК.

Стоит объяснить, что калий для белорусов значит даже больше, чем нефть для россиян. Это – единственный стабильный источник поступления валюты для государства. И когда случился форс–мажор в отношениях «Уралкалия» и БКК, Беларусь несколько месяцев вообще не получала валютных доходов от калия, половина производств была остановлена, в стране стала расти инфляция, наступал экономический кризис. Потери от действий «Уралкалия» Беларусь оценивала в сотни миллионов долларов. Поэтому и была так жестка реакция на действия компании и ее собственников.

Скорее всего руководство «Уралкалия» предполагало жесткие меры со стороны Беларуси – ведь в августе 2013 г. в Минск полетел только Баумгертнер. Тогдашний владелец «Уралкалия» Сулейман Керимов и председатель совета директоров Александр Волошин хоть и были приглашены лично Лукашенко, остались в России.

ПОД РУЧНЫМ УПРАВЛЕНИЕМ

Разруливать ситуацию конфликта частной компании с союзным государством пришлось лично Президенту Российской Федерации Владимиру Путину. Лишь после его встречи с Лукашенко дело «Уралкалия» сдвинулось с мертвой точки. Баумгертнеру тюремное содержание сменили на домашний арест, в ручном режиме спешно были сменены собственники «Уралкалия» – на тех, кто устраивал белорусскую сторону – сейчас «Уралкалий» контролируют ОНЭКСИМ Михаила Прохорова (21,75% акций), «Уралхим» Дмитрия Мазепина (19,99% акций) и китайская Chengdong Investment Corporation (12,5% акций).

Понятно, что после передачи новым собственникам и огромного калийного скандала, в который были втянуты две страны, речь ни о каком монополистском положении на рынке уже не шла.

БКК долго не могла прийти в себя после разрыва, но уже в первом полугодии 2014 года начала набирать объемы и вышла даже на российский рынок, традиционно принадлежавший «Уралкалию», заключив контракт с «Фосагро». Сейчас она реализует ту самую политику «Уралкалия», озвученную перед арестом Баумгертнера, «объемы превыше цены» и откровенно демпингует калийные рынки. Так, белорусы могут помешать пермякам поднять цену по новому китайскому конт­ракту на 10% до $335 за тонну. Бывший партнер российской компании продолжает поставлять удобрения по старой цене — в $305, в то время как традиционно в преддверии заключения нового годового контракта производители прекращали поставки для того, чтобы укрепить переговорные позиции. В декабре экспорт в Китай вырос на 33% – до 810 000 тонн, и почти 44%, или 360 000 тонн, им поставил именно «Беларуськалий» – несмотря на китайское присутствие в «Уралкалии». Поведение белорусской компании может затянуть и осложнить переговорный процесс «Уралкалия» и Сanpotex (трейдера канадских производителей Potash corp, Mosaic и Agrium) с китайскими партнерами. До развала торгового партнерства «Уралкалия» и «Беларуськалия» первый в году контракт с китайскими покупателями заключала БКК, на эту цену ориентировались и другие производители. Кроме того, «Беларуськалий» создал «ценовую эрозию» на рынке Бразилии (цены упали с 380 до 370 долларов за тонну) и пытается поставлять калий со скидкой в США.

В этом году мировой спрос на калий может составить около 60 млн тонн. Если «Беларуськалий» сохранит производство на уровне 10–10,5 млн тонн, его доля на рынке вырастет с 16 до 17,5%. А вот «Уралкалий», напротив, может рынки потерять. Производство компании в 2015 году сократится до 10,2 млн тонн, поэтому, если начнется ценовая война, «Уралкалию» трудно будет сохранить свои 23%. При этом при нынешней цене на калий и наличии в стране экономического кризиса вряд ли компании удастся в ближайшем будущем запустить добычу на новых месторождениях.

Николай Астин


IN-календарь
INосказательно
Геннадий САНДЫРЕВ, председатель попечительского совета АНО «Общественная инициатива»

С праздником земляков поздравляет Геннадий САНДЫРЕВ, председатель попечительского Совета АНО

Геннадий САНДЫРЕВ, председатель попечительского совета АНО «Общественная инициатива»

Меры поддержки должны быть распространены на всех представителей малого и среднего бизнеса 

Николай УХАНОВ, министр транспорта Пермского края

Национальный проект «Безопасные и качественные автомобильные дороги» в Пермском крае реализуется

Геннадий САНДЫРЕВ, руководитель группы компаний «Налоги и право», кандидат юридических наук

Я уверен, что не нужно никого агитировать проголосовать за принятие поправок или против них