Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Георгий ВОРОНОВ: «Задача ученого – делать мир лучше!»


Георгий ВОРОНОВ: «Задача ученого – делать мир лучше!»

Наша беседа с Георгием Анатольевичем, с которым меня связывает более чем 30-летняя дружба, началась с упоминания им одного из крылатых высказываний В. И. Ленина.

- Ты помнишь, в его «Материализме и эмпириокритицизме» императив насчет того, что философы всех стран пытались объяснить мир, в то время, как задача стояла в его коренном изменении? Может быть, я ошибаюсь, но считаю: ученый не должен быть книжным червем, он обязан переустраивать окружающий мир.

ХАРАКТЕР – РЕШИТЕЛЬНЫЙ И НАСТОЙЧИВЫЙ

Георгий Анатольевич – из династии пермских ученых и просветителей Генкелей, чей род восходит к германскому реформатору Мартину Лютеру. Дед Георгия – Александр Германович Генкель - в 1916 - 1927 годах возглавлял кафедру морфологии и систематики растений ПГУ, основал Ботанический сад при университете. Известными учеными были и родители: мама – Мария Александровна Генкель – известный пермский филолог, а отец - Воронов Анатолий Георгиевич, возглавлял географический факультет ПГУ, а затем - кафедру геофака МГУ.

Именно в биогеографической экспедиции в Прикаспии начинал рабочим свой трудовой путь 17-летний Георгий. В 1960-м он успешно оканчивает геофак МГУ, работает в различных научных организациях Сибири и Дальнего Востока, учится в аспирантуре, где его руководителями становятся выдающиеся советские ученые Александр Николаевич Формозов и Николай Федорович Реймерс, а в 1966 году окончательно перебирается в Пермь. Десять лет работает в пединституте, а затем – в ПГУ, где через год впервые среди географических факультетов СССР создает кафедру биогеоценологии и охраны природы: ею он руководил более 30 лет.

Во многом на формирование характера Георгия Анатольевича повлияла и Пермь. Он, москвич по рождению, все детство и юность провел в тогдашнем Молотове, где учился в средней школе № 32.

- Тепличным растением никогда не был, - вспоминает он. – Уличные разборки были для меня обычным делом. Рано увлекся спортом: чем только ни занимался! Лыжи, велосипед, коньки, легкая и тяжелая атлетика, спортивная гимнастика, гребля на шестивесельной шлюпке.

Позже, в Москве, играл за сборную географического факультета по баскетболу и защищал честь МГУ в соревнованиях по боксу. Самое яркое достижение – бронзовая медаль на боксерском чемпионате Москвы среди студентов.

ПО ДОКЛАДНОЙ ЖЕНЫ

А дело было так: в середине 1970-х Ольга Ивановна Воронова (с ней Георгий Анатольевич на сегодня в браке уже 55 лет), дипломированный лесовед-ботаник, вместе с Ольгой Шергольд, Геннадием Канисевым и другими замечательными специалистами обследовала лесные запасы Прикамья и написала докладную властям о том, что в зоне Басег сохраняется единственные в области среднетаёжные горные леса и их необходимо спасать.

А дальше – увы, обычная история: докладную отправили в общество охраны природы и положили под сукно. Только спустя год докладную направили Воронову, на только что созданную им кафедру ПГУ.

- Так докладная моей собственной жены непостижимым образом, по бюрократическому кругу, попала ко мне. Я вместе с тремя моими студентами и спаниелем прошел на байдарках по Усьве и убедился, что леса Басег, действительно, уникальные, и созданием заповедника нужно заниматься. А дальше я четыре года своей жизни потратил на пробивание всяческих бюрократических преград.

Основная «драка» у Воронова была с «Пермлеспромом» - крупнейшим в СССР лесопромышленным объединением. Басег был его основной лесозаготовительной базой и потому ПЛП бился за свой лакомый кусок насмерть. К тому же у объединения были могущественные покровители в союзном Минлеспроме и Совмине РСФСР.

- И неизвестно, как бы повернулось дело, если бы меня не поддержала наша пермская пресса: корреспонденты «Звезды» Александр Савосин (увы, ныне покойный) и Николай Гашев, а особенно – Вадим Огурцов, собкор центральной газеты «Советская Россия», которая была тогда органом ЦК КПСС, - вспоминает Воронов. - С ним вместе мы написали четыре статьи, также совместно штурмовали кабинеты Госплана РСФСР, других столичных ведомств. А в Прикамье нас по-деловому поддержали председатель облисполкома Александр Малафеев, его зам по селу, а затем руководитель областного природоохранного комитета Василий Казанцев, инспектор этого же комитета Борис Флягин. К 1981 году мы разработали проект заповедника «Басеги», а в 1982-м он получил право на существование.

А дальше – заповедник «Вишерский». Был забавный момент: в разгар битвы за «Басеги» лесорубы «Пермлеспрома» написали властям письмо: мол, не трогайте «Басеги», а лучше создавайте заповедник на Вишере. Воронов это письмо сохранил, а когда стал бороться за создание второго заповедника – «Вишерского», выложил на стол заместителя председателя Совета Министров РСФСР как неопровержимое доказательство согласия лесорубов! «Вы знаете, у нас, в Прикамье, лесорубы такие сознательные в экологическом плане!» - сказал тогда Воронов.

НА ЗАЩИТЕ НАРОДНОГО ДОСТОЯНИЯ

- И ведь помогло: в 1991-м Прикамье обогатилось еще одним заповедником, - улыбается он сейчас. - Впрочем, что я тебе рассказываю: мы же вместе с тобой, в ту пору корреспондентом «Звезды», всем этим занимались!

Как такое позабудешь: прекрасно помню те смутные годы, когда общенародное богатство – природные ресурсы – стало стремительно расхищаться разного рода местными и пришлыми дельцами. Как помню и то, что на защиту прикамского достояния решительно встал Воронов.

Так было в ситуации с пригородными лесами Верхней Курьи и Гайвы, сохранении зеленого фонда Перми, в частности, Черняевского лесопарка. Помню, как депутат Пермского областного совета народных депутатов Георгий Воронов в 1992-м восемь часов простоял на трибуне облсовета, отстаивая созданную им и депутатами Концепцию экологического развития Пермской области, включая Генеральную схему создания природно-заповедного фонда Прикамья. И отстоял, хотя в оппонентах у него были такие знаковые личности, как спикер областного парламента Евгений Сапиро и известный ученый-эколог из политеха Яков Вайсман. Правда, сам Воронов тогда признался мне, что недоволен: отстоял всего 26,5 пункта своей экологической программы из 27.

А как тут не вспомнить, что именно благодаря настойчивости и принципиальности Воронова и его коллег удалось убедить всесильное в 1980-е годы Минэнерго СССР изменить схему топливоснабжения строящейся тогда Пермской ГРЭС в Добрянке: с угля на газ. Не будь этого, все мы, пермяки, не говоря уже о добрянцах, задыхались бы от угольной копоти: вспомните, хотя бы, (в гораздо меньших масштабах) печальную судьбу Кизела.

Сегодня мы, прикамцы, должны быть благодарны заслуженному экологу РФ Воронову за то, что в нашем крае действует продуманная экологическая политика, есть более 300 особо охраняемых природных территорий: в том числе, пять ландшафтных заказников, разработаны и приняты региональные законы по экологии.

Ключевой момент: отстаивая своё мнение, Воронов руководствуется, прежде всего, общественными интересами, связанными с сохранением благоприятных условий для жизни жителей Прикамья.

- По совокупности научных и общественных достижений в области экологии и охраны окружающей среды, в образовательной деятельности, Георгий Анатольевич – один из самых уважаемых специалистов-ученых в Российской Федерации, - считает профессор, доктор географических наук Сергей Бузмаков, бывший ученик Воронова и его преемник на посту руководителя кафедры биогеоценологии и охраны природы ПГНИУ. – У него – тысячи учеников, под его руководством защитились восемь кандидатов наук и один доктор: это - я.

НАД ЧЕМ СЕГОДНЯ РАБОТАЕТ ВОРОНОВ?

- Пишу учебник для высшей школы «Природопользование», - отвечает он. - В нем пытаюсь подойти к теме с позиций своих методов, которые коллеги в нашей стране и за рубежом считают оригинальными и не имеющими аналогов.

И, конечно же, не в характере Воронова расставаться со своей задиристостью: в хорошем смысле.

- Наша власть, на мой взгляд, понимает, что жить в здоровой среде хорошо, но проблем экологии, увы, не решает, - возмущен он. - Она живет как бы в другой реальности. Её волнуют только вопросы получения экономической прибыли – в ущерб решению проблем сохранения окружающей среды. И мириться с этим никак нельзя!

Павел Агапов

Фото Михаила Чепкасова


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений