Газета деловой интерес
Самое читаемое
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес


Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Самая нашумевшая новость этой недели в России, пожалуй, кража картины Архипа Куинджи «Ай–Петри. Крым» из Государственной Третьяковской галереи. Главная тема обсуждения – вовсе не вопиющая кража картины, а то, с какой легкостью это было сделано – преступник просто снял картину со стены и унес. А охрана спохватилась только через несколько минут под недоуменные вопросы посетителей выставки: «А что, так можно было?»

Но это «А что, так можно было?» – заставляет хотя бы улыбнуться. Картину нашли, она не повреждена, ее вернут в музей. Службе безопасности Третьяковки зададут вопросы, чем они вообще занимаются (правда, их уже задавали после того, как вандал изувечил картину «Иван Грозный убивает своего сына», без толку и проку), сотрудникам Русского музея, откуда привезли картину Куинджи, выдадут месячный запас валокордина и валидола.

Но вот этот риторический вопрос – «А что, так можно было?» – буквально рефрен последних месяцев нашей жизни. И не всегда его удается произнести с улыбкой. Рабочий январь начался для пермяков с крупного пожара в офисном здании на ул. Монастырской. После «Зимней вишни», после бесчисленных проверок и закрытий офисных и торговых центров по всей России, после тренировок сотрудников выясняется, что там несколько лет не проверялась система пожарной тревоги.

«А что, так можно было?» недоуменно спрашивают жильцы домов по всей Перми, у которых из–за перепланировки собственниками подвальных помещений пошли трещины по стенам. У большинства из них действий по ликвидации трещин закончились лишь установкой маячков. А ведь не так уж давно по причине незаконной перепланировки в Перми обрушился дом на ул. Куйбышева, и там погибли люди…  И маячки на доме тоже стояли.

Ну или вот совсем и смешная, и грустная история. В Перми на прошлой неделе «сорвались с привязи» два дебаркадера и теплоход «Иртыш». Они выплыли на середину Камы и затормозили перед самым мостом – их поймал в ловушку лед. Нам повезло – в Пермь пришли холода. Потому что, не вмерзни суда в лед, исходов могло быть два. Наличие вмерзших судов создало бы угрозу безопасности движения по Коммунальному мосту, а в перспективе – если бы они затонули – и безопасности судоходства в акватории Камы. И тут вопросов «А что, так можно было?» сразу несколько. Можно ли было предсказать, что суда могут сорваться? А почему они сорвались? Можно ли было настолько ненадежно крепить плавсредства, что их унесло в реку?

Ответ вроде бы очевиден: нет, так нельзя. Уголовный и Административный кодексы говорят это нам совершенно четко. Но осознаем ли мы последствия, совершая поступки, которые совершать нельзя? Ведь цена за них – миллионы и миллионы бюджетных рублей. Спасать дебаркадер и реставрировать картину будем именно мы с вами, за счет отчисляемых налогов. Но деньги – это мелочь, когда речь идет о человеческих жизнях. О девушке, повредившей позвоночник во время пожара на ул. Монастырской. О тех, кто жил в доме на ул. Куйбышева и мирно спал в своей кровати, когда дом упал. О женщинах, погибших после принятия закона о декриминализации побоев. Еще о сотне и сотне случаев, когда мы уже не можем с грустной усмешкой спросить: «А что, так можно было?»

Я понимаю, что первую в наступившем году редакторскую колонку стоило бы начинать с позитива. С того, как много мы все добьемся и какие нас ждут успехи. С рассказа, о чем мы будем писать в ближайшем будущем – а мы традиционно будем писать и о новых бизнесах, и о благотворительных проектах, и о культурных начинаниях пермяков. И я искренне хочу, чтобы вопрос «А что, так можно было?» мы задавали, когда наш «Промобот» сталкивается с автомобилем «Тесла» на крупнейшей промышленной выставке США. Или когда «Территория семьи» открывает коворкинг для работающих мам. Или когда пермский режиссер снимает фильм, получающий «Золотого орла».

А не когда из наших музеев пропадает очередной условный Куинджи…


INосказательно
Позитивный опыт моногородов

ТОСЭР «Нытва» и «Чусовой» решают проблемы с трудоустройством жителей Прикамья  

Набирая обороты

До конца года ТОСЭР «Нытва» планирует привлечь 240 млн рублей капвложений резидентов  

Творческий выход из кризиса

Детская эстрадно–театральная студия «Прозус–Д» успешно работает в Перми уже 14 лет  

Светлана САЛЮКОВА: «Мы открыты миру, мир открыт нам»

Всю третью неделю марта в пермской гимназии №31 царило праздничное настроение