Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Отступать некуда


Отступать некуда

Российско–китайский широкофюзеляжник CR929, для которого пермский «Авиадвигатель» разрабатывает двигатель большой тяги ПД–35, уже на первых этапах показывает, как в КНР относятся к приставке «российский». Так, на прошедшей недавно в Чжухае авиавыставке Airshow China–2018, где китайцы с помпой представили 22–метровый макет носовой части самолета с кабиной пилотов и тремя классами салона, выяснилось, что дизайн–то… российский, украденный у малоизвестного опытно–конструкторского бюро, еще три года назад представлявшего на тендер свой вариант салона. И теперь страшно даже представить, что будет, если в любопытные китайские руки попадет хотя бы один пермский двигатель, будь то ПД–14 или ПД–35.

Вообще–то новый широкофюзеляжник разрабатывается совместно российской ОАК (Объединенной авиастроительной корпорацией) и китайской COMAC (корпорацией гражданского авиастроения), которую китайцы создали после появления ОАК, словно копируя российские шаги. Кстати, то же самое произошло и в области двигателестроения после создания ОДК – российской Объединенной двигателестроительной корпорации. Салон отдали китайцам, и когда с его макета содрали покрывало, представленная внутренность приятно поразила комфортом – два ряда кресел в первом классе, три в бизнес–классе и четыре в эконом–классе, включая современную развлекательную систему и внутреннее оформление в русском и китайском стилях, сочетающее удобство и инновации. На сайте ОАК взахлеб писали, что макет, показанный в Чжухае, «позволяет продемонстрировать потенциальным заказчикам и будущим пассажирам преимущество комфорта салона для пассажиров экономического класса по сравнению с самолетами аналогичного класса. Он также отражает концептуальный дизайн кабины самолета CR929». Подвоха никто не ждал, ведь это всего лишь салон, а не двигатели.

Но в первый же день выставки российское ОКБ «Атом» выступило с заявлением, что презентованный в Чжухае дизайн – это его разработка. По словам генерального директора и главного инженера «Атома» Максима Кузина, их проект, до мелочей напоминающий дизайн CR929, был представлен в Шанхае еще в 2015 году. То есть ОАК и COMAC позаимствовали дизайн, не уведомив авторов, или попросту украли. И теперь «Атому» остается только возмущаться, поскольку юридические меры пострадавшая фирма предпринимать не намерена в связи с полнейшей их бесполезностью.

– Просто мы видим, на каком высоком уровне работы ведется подобная игра, – повздыхал Кузин. – Если подход с их стороны такой, то взаимодействие в будущем бесперспективно…

А генеральный дизайнер «Атома» Алексей Маслов, то есть собственно разработчик, чей продукт украли, эмоции сдерживал меньше.

– Как бы сказать помягче? Я в изумлении от такой беспардонной наглости, – заявил он. – Это как минимум странно для такой серьезной организации, в которой работают такие уважаемые люди. В глубине души я все еще надеюсь, что это ошибка, и нас просто забыли уведомить, что мы участвовали в разработке...

По мнению российского дизайнера, сходство макета CR929 с разработкой «Атома» можно отследить «практически по всем элементам».

– По всем очертаниям и формам, вплоть до обивки и подушки, пояснил Маслов. – Найди десять отличий, что называется. А авторы китайского макета поменяли некоторые элементы, ну и получили как бы свой дизайн…

В ОАК, спасая партнеров, тут же возразили, что дизайн выполняли китайцы, и ничего общего в разработке «Атома» с дизайном самолета CR929 нет. По словам одного из профильных сотрудников корпорации, «основную работу по разработке макета вели китайцы.

– Причем пока это только макет, – уклончиво сказал он. – Но я не нахожу ничего общего. ОКБ «Атом» у себя на сайте разместило огромный материал со всеми картинками, со всеми мельчайшими подробностями. Этот материал видели не только китайцы, этот материал видел весь мир.

Действительно, доказать такое копирование очень сложно. Как пояснил главный пострадавший, Маслов, «дизайн очень удобно заимствовать. Немного видоизменяешь наклоны, углы и по факту получаешь другой дизайн. То есть это практически недоказуемо».

Так что до суда этот спор, скорее всего, не дойдет. В советские времена по той же причине, к примеру, так и не состоялась тяжба о сходстве «Конкорда» со сверхзвуковым Ту–144, о которой много писали в тогдашней прессе. В юридической практике дела по плагиату, связанному с дизайном, традиционно считаются одними из самых сложных.

Конечно, есть шанс, что «Атом» и многоуважаемые корпорации после выставки все же найдут какой–то компромисс. Но скандал очень уж симптоматичен. Если такое начало, что же будет дальше?

И ведь России деваться–то попросту некуда. CR929 для нас – завершение основной линейки пассажирских самолетов, в которой уже есть ближнемагистральный «Суперджет» и на выходе среднемагистральный МС–21. А широкофюзеляжнику как воздух нужен крупный рынок – тот же Китай, например, и другие азиатские страны. Понятно же, что в Европу и Северную Америку нас не пустят – мировой рынок давно и прочно поделен между «Боингом» и «Эйрбасом». А накручивать заказы на широкофюзеляжник с помощью «Аэрофлота» и субсидируемых государством авиакомпаний в условиях санкций слишком накладно.

И конкуренция только ужесточается. До недавнего времени в случае с «Суперджетом» еще можно было говорить, что рынок поделен, в том числе, Embraer и Bombardier, но американский и европейский гиганты исправили это упущение, поглотив специализирующихся на региональных самолетах бразильцев и канадцев. Так что либо российско–китайский CR929 проломит эту глухую стену, либо этого не сможет сделать уже никто.

Поэтому Россия продолжает делать вид, что все хорошо, и на Airshow China–2018 объединенная российская экспозиция была самой крупной после китайцев, занимая площадь около 1,5 тысяч квадратных метров. На ней были представлены стенды 14 предприятий – крупнейших российских разработчиков и производителей продукции для военно–воздушных сил, войск ПВО и космоса. В экспозиции принимали участие и ведущие холдинги Ростеха – Объединенная двигателестроительная корпорация, «Вертолеты России», КРЭТ, «Швабе». Всего было показано более 200 различных изделий, в том числе ОДК впервые после получения российского сертификата типа продемонстрировало за рубежом пермский двигатель нового поколения ПД–14. Макет, само собой.

Как оптимистично заявил глава Ростеха Сергей Чемезов, под началом которого теперь все крупнейшие пермские предприятия (и «Авиадвигатель», и «Пермские моторы», и «Мотовилихинские заводы»), выставка в Чжухае входит в пятерку крупнейших авиакосмических салонов в мире и оказывает большое влияние на глобальные тренды развития мировой авиации.

– При этом азиатский рынок для нас – один из ключевых, а Китай является крупнейшим стратегическим партнером России в регионе, – пояснил он. – На сотрудничество с КНР приходится более 15 процентов портфеля заказов Ростеха и «Рособоронэкспорта» в сфере продукции военного назначения. Мы также наращиваем сотрудничество в области совместных гражданских высокотехнологичных разработок. Например, таких, как тяжелый вертолет AHL или широкофюзеляжный дальнемагистральный самолет…

Так что отступать некуда. Соглашение о разработке CR929 подписано на таком уровне и затрагивает такие интересы, что остается только надеяться на некую волшебную кнопку, которую конструкторы «Авиадвигателя» заложат в ПД–35 перед первой отправкой в Шанхай, где будут собирать лайнер. Только китайский инженер с отверткой в руках сунется – а оттуда выскакивает Иноземцев и бьет по рукам с криком «Куда руки суешь, твою…» и дальше непереводимая игра слов. Глядишь, и подействует…     

Иван Помидоров       


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений