Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Любой каприз – за счет жителей


Любой каприз – за счет жителей

На минувшей неделе ПАО «Уралкалий» устроило пресс–тур представителей СМИ на провалы над шахтным полем СКРУ–2. Как известно, осенью 2014 года шахту этого рудоуправления стало затапливать, а вскоре в нескольких километрах от городской границы на территории садоводческого товарищества «Ключики» образовался провал. Следует сказать, что авария случилась в районе, где около двадцати лет назад произошло обрушение горизонтов. На поверхности эти подвижки земной толщи выразились в проседании земной поверхности в «Ключиках», вскоре же тут пропала вода, и часть садоводов забросила свои участки.

РАСТЕТ ЛИ ПРОВАЛ?

Именно это обстоятельство – заброшенность «Ключиков» – позволило осенью 2014 года обойтись без жертв. Несмотря на мнение скептиков, что шахта обязательно затонет, «Уралкалию» удалось приостановить ее затопление. Объемы поступающих рассолов снизились. Большая работа велась и возле провала. Здесь было создано целое производственное подразделение по закачке специальной массы в специально оборудованные скважины. Место для таких технологических операций по спасению шахты было выбрано не случайно. Жерло провала позволяет быть ближе к подземным разработкам в опасной части шахты.

Всю деятельность этого участка хозяева и показали представителям СМИ на минувшей неделе, ответив на их многочисленные вопросы. Как известно, размеры первой воронки оцениваются следующим образом: на уровне земной поверхности – 204,7х193,9 метра; глубина воронки – около 61,7 метра. По данным на семь часов утра 1 августа 2018 года, размеры воронки не изменились. Размеры провала грунта в 56 метрах от существующей воронки, в северо–западном направлении, обнаруженного 2 мая 2018 года, по результатам аэрофотосъемки, выполненной 26 июня, составляют 71,0х70,1 метра, максимальная глубина воронки составляет 8,5 метра. По словам начальника управления по работе с опасными производственными объектами ПАО «Уралкалий» Сергея Габова, объем воронок – «500 тысяч кубов и 30 тысяч кубов» соответственно. Этакие пирамиды, наоборот, вглубь земли.

СБРАСЫВАЕТ ИЛИ НЕТ?

Впрочем, размер воронки – не самый актуальный вопрос. О волнующих сегодня всех намерениях компании сбрасывать стоки шахты в Каму гостям пресс–тура не рассказали. А ведь эта новость буквально взбудоражила Соликамск, Березники, Пермь: за пару дней до пресс–тура в социальных сетях некий аноним опубликовал копии возможных документов за подписью генерального директора ПАО Дмитрия Осипова, разрешающих спуск шахтных вод в Каму. Пресс–служба в комментариях СМИ уже назвала опубликованное письмо «внутренним рабочим».

Главное в изложенной на бумаге информации – материально–финансовая сторона дела. Это, прежде всего, утверждение, что компании необходимо потратить уже в этом году 8 миллиардов рублей из 16 на спасение рудника. Далее идут «дипломатические» напоминания, если «мы не сможем, то придет конец и СКРУ–2, и южной части города». А чтобы этого не случилось, нужно обеспечить откачку и размещение 1100 кубометров рассолов в час.

Для такой откачки компания не имеет возможностей. Потому генеральный директор «Уралкалия», депутат Законодательного Собрания Пермского края Дмитрий Осипов просит правительственную комиссию «поддержать предложение по сбросу природных рассолов в поверхностные водные объекты, в том числе и в Камское водохранилище, а также дать соответствующие поручения профильным федеральным органам исполнительной власти в части принятия решений о выдаче, утверждению и согласованию разрешительной документации для осуществления сбросов». «Уралкалий» же «немедленно» возьмется за сооружение объектов капитального строительства для обеспечения сбросов и минимизации негативного воздействия сточных вод СКРУ–2.

ЧТО ТАКОЕ «ПРИРОДНЫЙ РАССОЛ»?

Эвфемизм «природные рассолы», употребленный в документе руководителем компании, дипломатично убирает ответственность «Уралкалия» за прямой сброс практически промышленных отходов шахтного производства.

Впрочем, сбросы «Уралкалия» в так называемые «поверхностные водные объекты» в Соликамске идут не первый год. Вскоре после аварии на СКРУ–2 спешно был проложен трубопровод, который и сбрасывал рассолы в речку Поповку, расположенную за промплощадкой этого рудоуправления «Уралкалия». Воды этой речушки через Усолку попадают в Камское водохранилище.

Такое положение возмущало и возмущает до сих пор в Соликамске только одного человека – 76–летнюю Александру Томилову, которая живет в пригородном поселке Родники. Неуемной, несмотря на возраст, энергии этой женщины можно позавидовать. Считая, что промышленная деятельность «Уралкалия» возле места ее проживания оказывает очень негативное влияние, она куда только ни писала. А когда случилась авария на СКРУ–2 и калийщики проложили трубопровод до Поповки, утверждая при этом, что там сбрасывается чистейшая вода, Александра Ивановна добилась неоднократных экспертиз, результаты которых однозначно говорили, что в воду сбрасывается рассол.

ПОПЫТКА ТОРГА?

Можно допустить, что обнародованная «анонимно» информация о планах «Уралкалия» – попытка торга с органами власти по поводу цены уже существующего сброса. Примеров тому, как неожиданно по договоренности между «Уралкалием» и властями снимается с повестки дня спорный момент, – море. В соседних Березниках промышленники в свое время сумели продиктовать свои условия здешним экологам, и теперь с минимальными затратами сливают все, что считают нужным, через промканал в Каму. Это удалось сделать благодаря консолидированной деятельности двух градообразующих предприятий – «Азота» и «Уралкалия».

В противостоянии с местными экологами последнее предприятие выиграло и главную свою битву – сумело добиться и снизить класс опасности своих солеотвалов. Согласно действующим нормативам, их содержание сегодня по опасности – почти бытовой мусор. А коли так, то и платить за него надо кратно меньше. Власти Соликамска и района молча неоднократно исполняли волю «Уралкалия», прирезая земли под строительство новых стволов, закрывая глаза на нарушение законов в сфере экологии и прав граждан.

В числе последних – сокрытие информации о состоянии дел с ситуацией после аварии на СКРУ–2. Не надо быть юристом, чтобы понимать, что авария на СКРУ–2 относится к чрезвычайным ситуациям, и информация о текущем положении дел должна быть максимально доступна… Однако до пресс–тура «максимумом информации» было сообщение на сайте городской администрации Соликамска, что ситуация с негативными последствиями аварии на СКРУ–2 под контролем и «все мероприятия проводятся в достаточном объеме, что гарантирует стабильность ситуации, которая никоим образом не отражается на городе Соликамске».

Цель сбросов в Каму, к которой приучают жителей края, понятна – минимизировать расходы компании на ликвидацию аварии любой ценой. На фоне нынешней политики владельцев «Уралкалия» – увеличение собственной доли в уставном капитале с нарушением прав миноритариев, вывод дивидендов акционерного общества привилегированным собственникам – «экономия» на экологии и ликвидации ЧС – выглядят очередным логичным шагом. При этом за риски будут расплачиваться вовсе не собственники компании, а жители Березников и Соликамска.

Дмитрий Николаев


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений