Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Валентина ТЮКОВА: «Сложность не должна убивать красоту»


Валентина ТЮКОВА: «Сложность не должна убивать красоту»

Фигурное катание в Перми любят и толк в нем знают. Подтверждение тому – долгие аплодисменты и огромное количество цветов и мягких игрушек, летевших на лед спорткомплекса им. Сухарева во время проходившего там первенства России по фигурному катанию среди юниоров. Помимо вундеркиндов Этери Тутберидзе особый интерес зрителей вызывало соперничество спортивных пар. Ведь среди них было два пермских дуэта: Аполлинария Панфилова – Дмитрий Рылов и Ульяна Орлова – Сергей Бахмат.

Продемонстрировав стильное, воздушное, очень красивое катание, Панфилова и Рылов совсем немного уступили парам из Санкт–Петербурга и завоевали бронзовые медали. Сразу после их награждения заслуженный тренер России Валентина ТЮКОВА в интервью IN рассказала, по сколько часов в день тренируются ее ученики, с какими проблемами им приходится сталкиваться на льду и в зале, и почему ей не нравятся правила в современном фигурном катании.

Торт — мальчикам, фрукты — девочкам

– Валентина Федоровна, волновались наверняка, как на самых крупных международных соревнованиях?

– Если честно, гораздо больше. И не только потому, что турнир проходил в Перми. А потому, что на Гран–при, к примеру, мы отбираемся сначала на контрольных прокатах, потом пытаемся попасть в тройку лучших на этапах, потом – финал Гран–при. Здесь же вся борьба начинается заново. И борьба очень серьезная – за право поехать на юниорский чемпионат мира. По сути, для юниоров первенство России – это главный старт сезона.

– Как чемпионат России для взрослых фигуристов?

– Да. Там наши дети тоже выступают. Но для меня как тренера те соревнования – разумеется, переживание, выброс адреналина, но тут, знаете, все кишки перетряхивало.

– Теперь уже можно успокоиться: у ваших учеников «бронза»! Или расстроены ошибкой Дмитрия на прыжке, не позволившей ребятам сохранить второе место, которое они занимали после короткой программы?

– К сожалению, ошибка в каскаде была. Но главное – путевку «на юниорский мир» Поля с Димой получили. Будем работать дальше.

– Поделитесь секретом: каковы временные рамки этой работы?

– Ребята тренируются по шесть часов шесть дней в неделю. То есть практически без выходных и без праздников: 2 января мы уже на льду, 31 декабря катаемся, 8 Марта катаемся, 23 февраля – тоже. Если из–за болезни или травмы дети не тренируются неделю, восстанавливаться потом надо в течение двух недель.

– Недавно у Поли был день рождения. Как–то поздравляли ее на тренировке с 16–летием?

– Конечно. Небольшие подарочки, торт. Хотя со сладким проблемы: девочкам торт нельзя. Не то чтобы мы запрещаем – они сами это понимают. Поэтому тортик – мальчикам, а девочкам – фрукты.

Зачем разбивают пары?

– Прошлой весной появился совместный проект Перми и Петербурга, направленный на сотрудничество пермской школы парного катания и «Спортивного клуба фигурного катания Тамары Москвиной». Как он реализуется?

– Проект рассчитан на четыре года. Так что о глобальных итогах говорить пока рано. Но вот Полина, например, уже ездила в Питер и после занятий там с хореографом очень прибавила. Все петербургские пары воспитываются в духе высокой хореографии – это бесспорно. В Перми тоже есть прекрасный театр оперы и балета. И, возможно, кто–то из пермского балета мог бы помогать нам в этом плане, но мы не можем платить такому специалисту нормальную зарплату. В результате хореографа высокого класса у нас просто нет.

– А по части техники помощь питерских тренеров ощущаете?

– Ну тут у нас Паша (Павел Слюсаренко, бывший ученик Валерия и Валентины Тюковых, работающий теперь тренером вместе с ней. – Авт.) – большой молодец. Он мастер спорта, в юниорах сам успешно выступал в парном катании. И сейчас на тренировках постоянно на коньках: поднимает партнерш на льду, показывает, объясняет. Другое дело, что, привыкнув к нам, дети порой пропускают мимо ушей некоторые наши замечания. А в Питере само имя Тамары Москвиной для них много значит.

– У вас с Павлом Слюсаренко существует какое–то разделение: вы отвечаете, допустим, за парные элементы, он – за прыжки?

– Нет. Катаются ребята (их в группе шесть пар), я увидела ошибку – я делаю замечание, Паша увидел – он делает. Кто какую видит неточность – тот ее и исправляет.

– Достигнув успехов на юниорском уровне, ваши пары, как правило, распадаются, не переходят в том же составе на уровень взрослых. Почему?

– Нам просто не дают доготовить их до этого уровня! Перетягивают в столицу. Иногда у меня даже складывается впечатление, что сильные пермские пары разбивают, чтобы убрать нас как соперников. Катались в нашей группе, если помните, Мария Выгалова и Егор Закроев. Были в призах и в финале юниорского Гран–при, и на чемпионате мира среди юниоров. Выиграли «золото» на первенстве России–2015. После этого Машу пригласили в Москву, в группу Нины Мозер. Пробовала там с одним партнером, с другим – не получилось. Выступает сегодня в шоу. А Егор работает тренером в Красноярске. И этот случай не единственный.

«Внуки» наступают на пятки

– Понятно, что многие юниоры уезжают в Москву или Петербург, надеясь на дальнейший рост. Условия–то для тренировок там намного лучше.

– Безусловно. Спортсменам предоставляет все: любая экипировка – пожалуйста (а здесь могут экипировать лишь членов сборной России), массаж – пожалуйста, питание – пожалуйста.

К тому же у нас серьезная проблема со спортивными залами, поскольку манеж бесконечно занят то корпоративами, то концертами. Хореографический зал есть, но работать там нельзя: низкий потолок – как делать подкруты и поддержки?! И тренажерный зал – только для тех, кто уже в сборной. А как быть начинающим? Ведь без тренажерного зала накачать мальчиков невозможно. Конечно, к проведению нынешних соревнований все активно готовились, приложили максимум усилий и федерация фигурного катания, и Министерство спорта, и Центр спортивной подготовки Пермского края. Это замечательно, но хотелось бы, чтобы в специфику нашей работы власти вникали и в остальное время.

– Один из показателей успеха пермской школы парного катания – тот факт, что на завершившемся первенстве выводили своих учеников сразу трое ваших бывших воспитанников. Преемственность налицо!

– Да, кроме Павла Слюсаренко это Константин Безматерных, работающий нынче в Санкт–Петербурге, и Арина Ушакова, тренирующая парников в Москве.

– То есть выступали уже ваши спортивные «внуки»?

– Можно и так сказать! (Смеется.) И выступили они очень достойно. Пара Арины заняла в итоге четвертое место, а Костина – пятое.

Терпение и труд

– Пожалуй, самый известный ваш ученик – Максим Траньков, ставший в дуэте с Татьяной Волосожар олимпийским чемпионом в Сочи–2014. Сколько лет он тренировался у вас?

– Одиннадцать. Пришел к нам с Валерием Николаевичем (Валерий Тюков. – Авт.) 7–летним шустрым парнишкой. Его не надо было заставлять работать – пахал без устали. Во всем старался добиться большего. Лучших результатов, пока катался в Перми, он достиг с Ксюшей Васильевой: их пара попала в сборную России. Но потом Ксения уехала во Францию, Макс остался без партнерши. Поэтому, когда поступило предложение тренироваться в Питере, в знаменитой ленинградской школе парного катания, мы не стали его удерживать.

– Сегодня и Максим работает тренером. Как вы относитесь к его высказыванию, что второе место его подопечных Евгении Тарасовой – Владимира Морозова на недавнем чемпионате Европы стало для него «самым тяжелым поражением в жизни, за которое он чувствует самую большую ответственность»?

– Сорвав прыжок, Тарасова и Морозов объективно не могли быть первыми. Тем более при великолепном прокате французов. А что касается оценки Максима, то не надо забывать, что он взял уже сложившуюся пару и стал что–то менять им в технике. А для спортсменов всегда сложно, когда начинается ломка техники. Да и опыта тренерского у Макса пока мало… Но я верю, что Женя с Володей вновь будут побеждать. Хорошая пара, шикарные подкруты, подъемы, вращения. Как говорится, терпение и труд все перетрут.

– А что скажете по поводу нынешних правил, ориентирующих фигуристов на запредельную сложность программ?

– Я плохо отношусь к этим правилам. Все программы становятся похожими друг на друга: почти одинаковые вращения, почти одинаковые подъемы. Потому что главное – четвертый уровень. При этом есть шикарные поддержки, которые можно исполнять очень красиво, но они, увы, второго или третьего уровня. Сложность в фигурном катании не должна убивать красоту! Зрители должны приходить на наши соревнования как на спектакль. Это ведь не только спорт, но и искусство. О чем способны рассказать пробежка–прыжок, пробежка–прыжок? А когда Евгения Медведева катала на Олимпиаде свою «Анну Каренину», то многие на трибунах плакали. И мороз шел по коже.               

 Вера Шуваева

Фото автора


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений