Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Невероятная «Травиата»


Невероятная «Травиата»

Пермская постановка оперы Джузеппе Верди получила премию Casta Diva.

На прошлой неделе в Москве, в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича–Данченко, состоялось награждение лауреатов Российской оперной премии Casta Diva. Лауреатом в номинации «Событие года» была названа опера Джузеппе Верди «Травиата», поставленная в Перми тандемом выдающегося американского режиссера Роберта Уилсона и дирижера Теодора Курентзиса.

Честь получить изящную бронзовую статуэтку выпала солистке Пермского театра оперы и балета сопрано Надежде Павловой – исполнительнице заглавной партии в триумфальном спектакле. Ну а услышать новую звезду российской оперы в «Травиате» зрители смогли сразу после церемонии награждения: в концерте лауреатов Павлова исполнила арию Виолетты, а потом вместе с солистом «Новой оперы», московским тенором Алексеем Татаринцевым – дуэт Виолетты и Альфреда.

Услышать «Травиату» в ближайшие дни можно будет и в Перми (ближайшие спектакли с Надеждой Павловой в заглавной партии состоятся в Пермском театре оперы и балета 14 и 15 октября).

ПОБЕДА НЕ ДЛЯ ГАЛОЧКИ

Это вторая Casta Diva Пермского оперного театра. В 2014 году «Событием года» жюри из авторитетных российских критиков признало оперу Генри Пёрселла «Королева индейцев» в постановке режиссера Питера Селларса и дирижера Теодора Курентзиса.

Вообще эта премия, единственная в стране специальная награда в области оперного искусства, вручается уже двадцать лет. В разные годы ее лауреатами были Елена Образцова, Анна Нетребко, Хибла Герзмава, оперные спектакли «Тристан и Изольда» в Мариинке, «Евгений Онегин» и «Воццек» – в Большом, «Макбет» – в Новосибирском оперном…

– Естественно, я рад нынешней победе «Травиаты», потому что это победа нашего театра, – не скрывает художественный руководитель Пермского театра оперы и балета Теодор Курентзис. – Но главное – не считать победы, чтобы ставить галочки или убеждать людей, что ты хороший. Главное – верить, что ты делаешь правильную вещь.

То, что Уилсон и Курентзис, взявшись за известнейшую мелодраму из жизни куртизанки, ушли от всех шаблонов и сотворили вещь абсолютно правильную, подтверждает не только полученная Casta Diva. Весной 2017 года пермская «Травиата» удостоилась Национальной театральной премии «Золотая Маска» сразу в трех номинациях: «Лучшая работа дирижера в опере» – Теодор Курентзис, «Лучшая женская роль» – Надежда Павлова, «Лучшая работа художника по свету в музыкальном театре» – Роберт Уилсон.

Критики практически единогласно признали этот спектакль, впервые показанный на открытиии Дягилевского фестиваля–2016, главной оперной премьерой сезона. Петербургский театральный журнал назвал тогда постановку «фантастической, переворачивающей наши представления о самом популярном шедевре Верди».

ЛЕД И ПЛАМЕНЬ

Главная «изюминка» спектакля (да не «изюминка» даже, а полновесный «изюм»!) в том, что одну из самых чувственных опер в мире поставил режиссер, считающийся самым «хладнокровным». Его фирменный стиль: выбеленные, как в японском театре кабуки, лица, необычно замедленные движения и, конечно же, фантастический свет.

– Я рисую, пишу, строю светом. Свет – моя волшебная палочка, – рассказывал перед премьерой в Перми Уилсон. – Когда что–то переживается глубоко, экспрессия не нужна. Эмоция – это не то, что должно быть описано. Если эмоция истинна, она очевидна.

На том же стоял, вероятно, и легендарный реформатор современной оперы Жерар Мортье. Ведь именно он, несмотря на хор скептиков, предложил Роберту Уилсону поставить «Травиату». Так что, по словам Теодора Курентзиса, пермский театр получил этот спектакль в наследство от Мортье и посвятил его памяти.

– Над «Травиатой» я работал неоднократно, и каждый раз нахожу в ней новые смыслы. В этот раз нашей целью было добиться аутентичности: очистить музыку от слоя интерпретаций, восстановить оперу такой, какой ее видел Верди, – подчеркивает Теодор Курентзис. – А Верди был очень щепетилен во всем – от нюансов партитуры до подбора солистов. И эта цель полностью перекликается с подходом Боба Уилсона: он тоже трактует свои спектакли вопреки сложившимся традициям.

Вытравив из «Травиаты» излишнюю сентиментальность, абстрактный театр Уилсона позволил вердиевской музыке зазвучать с неожиданно трагической силой. И трудно сказать, кто кому помогает тут больше – режиссер дирижеру или наоборот. Статика, рафинированная условность, минимализм не только не отвлекают внимание зрителей на себя, на внешнюю сторону происходящего – напротив, они подчеркивают иное измерение спектакля, которое задают оркестр и человеческий голос.

И, разумеется, значительной долей успеха эта постановка обязана Надежде Павловой. История Виолетты, рассказанная ее неподражаемым голосом, – это история греха и раскаяния, надежды на любовь и безнадежности болезни, история смерти и снова надежды обрести радость – уже покинув край, где так страдала душа. Она проводит свою партию «с точностью и истовостью большой трагической актрисы, испепеляющего себя без остатка священного чудовища сцены». Неудивительно, что ее Виолетта буквально переворачивает душу.

«УИЛСОН МЕНЯ РАЗГАДАЛ»

После «Травиаты» Павлова разом перешагнула из статуса ведущей солистки труппы в статус primadonna assoluta. И в целом прошлый сезон стал для нее поистине звездным: главные роли в громких оперных премьерах, получение «Золотой Маски», Строгановская премия. А вот в жизни оперная дива абсолютно лишена звездности. Обаятельная, открытая, искренняя – именно такой она предстала в разговоре с IN.

– Надежда, ваше попадание в стиль Роберта Уилсона оказалось удивительно точным. А каков он в работе, этот всемирно известный режиссер? Строгий?

– Что вы, в плане общения он очень легкий. В его команде абсолютно профессиональные люди, четко знающие, чего он хочет. Напрмер, Боб подходил ко мне на сцене со словами: «Ты такая красивая! Ты похожа на Марлен Дитрих! Только сделай тут ручку вот так». И отходил. А за ним появлялся ассистент с толстенным блокнотом, где куча замечаний.

– Психолог!

– Да, действительно психолог. Например, когда работал другой состав, Боб заставлял меня смотреть их сидя в зале. А сам в это время, когда шел страшный третий акт, рассказывал мне на ухо, как умирала его мама. Умеет задеть нужные струны… Кстати, он быстро разгадал меня как человека. Сказал: «Ты интроверт, который любит больше наблюдать, чем участвовать».

– А самый непредсказуемый поступок в Вашей жизни – какой?

– Поехать на конкурс – для меня уже такой поступок. Куда бы я ни ездила, всегда были люди, которые давали мне волшебный пендель и чуть ли не документы мои отправляли. (Смеется.) Сама же я постоянно сомневаюсь. Меня и к Перми, слава Богу, подопнули.

– Лет сорок назад Пермь во всем мире ассоциировалась с именем другой Надежды Павловой – знаменитой балерины. Вас это не тяготит?

– Не забуду, как Валерий Игнатьевич Платонов (главный дирижер театра. – Ред.), по приглашению которого в 2012 году я приехала сюда, знакомил меня с театральными службами. Приходим в библиотеку, и он с порога: «Знакомьтесь: наша новая солистка. Представляете, какое у нее имя: Надежда Павлова!» А библиотекарь из–под очков: «Какое обременительное наследство!». Но я этого обременения не чувствую. Прошло уже много лет, в театр ходит в основном новое поколение. Единственное: приятно сознавать, что достойно несу это имя. И Надежде Васильевне, если она обо мне знает, это тоже, надеюсь, приятно.

– Можете назвать другое событие из Вашей жизни, подарившее такие же эмоции, как получение «Маски»?

– Рождение сына, безусловно. Это самая главная эмоция для меня. Хорошо помню и тот момент, когда в 2015 году выиграла Гран–при международного конкурса в Минске и не могла поверить в случившееся. Ведь всего за три года до этого я работала в Музыкальном театре Петрозаводска, где в детских спектаклях играла зайчиков и мышек. Но правы были старшие коллеги, говорившие тогда, что я еще скажу спасибо этим сказкам. Они действительно учат актерским вещам! И потом, обмануть детей очень сложно.

– Спектакли и репетиции – это бесконечная трата сил. Что Вас подпитывает?

– Чашка кофе, прогулка по набережной, любимая музыка в наушниках. Нет, не классика – этническая музыка, восточная. Недавно открыла для себя украинскую группу «ДахаБраха». Это супер!

Вера Шуваева


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений 

Геннадий САНДЫРЕВ, член регионального штаба ОНФ, руководитель группы компаний «Налоги и право»

Особого внимания заслуживает отмена возможности двусмысленного трактования законов