Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Вслед за Петром


Вслед за Петром

Истории пермских кофеен – более ста лет.

Русские традиции кофепития сложились давно – сам Владимир Красно Солнышко баловался «кавой».

Об этом есть весьма недвусмысленное упоминание в «Повести временных лет», древнейшей летописи истории русского народа.

В качестве лекарства употребляли «кофий» и еще несколько царских особ – придворный лекарь Сэмюэль Коллинз прописал Алексею Михайловичу, отцу Петра I, следующий рецепт:«Варёное кофе, персианами и турками знаемое, и обычно после обеда, изрядно есть лекарство против надмений, насморков и главоболений».

Первым культуру кофепития в общественных местах и личных приемных попытался привить русскому народу Петр I. Пристрастившись к этому напитку в Голландии, где кофе пили даже в самых бедных семьях, в приказном порядке заставлял на своих знаменитых ассамблеях и придворных пить этот напиток. Входящим в Кунсткамеру при входе также предлагалась чашечка кофе.

ПЕРВЫЙ ДОМ КОФЕ

Первый кофейный дом в России был открыт в 1740 году при Анне Иоанновне. Императрица прославилась как большая поклонница кофе – известно, что чашечку этого бодрящего напитка ей подавали в постель каждое утро. По воспоминаниям современников, ее супруг Петр III тоже отпивался по утрам крепким кофе. «Кофейный дом» при этом не был местом для распития напитка – в основном здесь продавали зерна (тут же их можно было смолоть), напиток из которых предполагалось распивать дома. Посетителя Русского кофейного дома были в основном аристократы – простой русский народ к привезенному из Европы кофе относился с опасением. Считалось, что этот напиток дан самим дьяволом.

Екатерина II тоже сделала утренний кофе традицией – именно он и поджаренные гренки в сахаре заменяли ей завтрак. Последними она угощала своих собачек, от которых была без ума, а кофе выпивала сама. Кофе императрицы вошел в пословицу – его варили из одного фунта на пять чашечек, и он отличался необычайной крепостью. Лакеи добавляли в толстый осадок на дне кофейника воды и переваривали для себя, после них хватало еще и истопникам, которые тоже старались подражать в своих вкусах государыне. Как–то зимой Екатерина, заметив, что один из ее статс–секретарей замерз, предложила ему чашку своего кофе. Едва отхлебнув, несчастный чуть не потерял сознание.

кофейное зерноОднако популярность кофе в России возросла лишь после Отечественной войны 1812 года. До этого кофе привозился в Российскую империю двумя путями – через европейскую торговлю и через Османскую империю. После войны в состав Российской империи вошли новые южные территории, население которых имело давние традиции потребления кофе: Крым, восточное Черноморское побережье и, главным образом, Кавказ. Теперь кофе стали пить во многих домах, подавать на светских приемах. В крупных городах стали открываться первые в России кофейни, где частенько собирались художники и литераторы, студенты и молодежь. Кофейни стали не столько заведениями общепита, сколько «клубами по интересам» – в начале XIX века в Москве открылось известное кафе «Печкинъ». Сюда приходили знаменитые писатели, актеры, музыканты, художники – поиграть в шахматы, бильярд, почитать газеты, узнать новости, пообщаться — Виссарион Белинский, Александр Герцен, Тимофей Грановский, Михаил Бакунин, Митрофан Щепкин, Павел Молчанов. Об этом клубе Алексей Писемский писал: «Самое разумное и мыслящее место в Москве», а поэт Афанасий Фет любил говорить: «Кто знает, сколько любви к науке и искусству излучило кафе Печкина»

Интересно, что кофе стало поводом для расцвета предпринимательства и иного рода – во второй трети XVIII — начале XIX века в русской периодике и литературе встречаются многочисленные упоминания о гадалках–кофейницах, которые активно предлагали свои услуги как населению Москвы и Петербурга, так и жителям провинции. Ездили такие гадалки и с «гастролями» по уездным городам, в том числе Перми – о чем извещали объявлениями в местных газетах.

Именно в этот период начинается расцвет ресторанного дела в Петербурге. Заезжие иностранцы уверяли, что в Петербурге роскошь стола «доведена до предела» и найти здесь можно все. При этом высшее общество тратило на обеды целое состояние – стерляжья уха, например, могла стоить до 500 рублей; ранняя вишня, которую гость сам срывал с поставленного на стол деревца, обходилась от пятидесяти копеек до рубля каждая; поданный к столу зимой или весной арбуз, ананас, фунт спаржи обходился не мене чем в 10 рублей.

Дорогим удовольствием был и кофе. ­Своих кофейных плантаций Россия не имела и была вынуждена приобретать кофе по достаточно высокой цене. Это обуславливало рост цен и на внутреннем рынке. Для сравнения: в XIX веке 400 граммов кофе стоили как 16 килограммов муки. Среди кофейных сортов чаще всего упоминались «Ява» и «Мокко». Первый, естественно, уроженец голландских колоний на острове Ява. А второй получил свое название от аравийского города–порта Мокха или Мокка. Сколько ввозилось кофе, до сих пор неизвестно. В отличие от чая большинство импорта шло частным образом.

КОФЕ ПО—ПЕРМСКИ

кофеМода на ресторанное питание из столицы перекинулась и в провинцию. Люди того времени питались не только дома или в гостях, но и на постоялых дворах, в гостиницах, многочисленных кабаках, «обжорках», погребах, корч­мах, харчевнях, трактирах, а позднее в кафе и «ресторациях». Постепенно сложилась иерархия таких заведений. Самым низкосортным считался кабак, который посещали рабочие, извозчики и мелкие ремесленники. Кофейни же в этом ряду стояли на особицу – они считались прибежищем студентов и всяческого рода «политических смутьянов».

Первые кофейни в Пермской губернии появилась в Кунгуре в конце XIХ века, в малом гостином дворе при магазине «Чай и сахар торгового дома М. И. Грибушина». Вслед за купцом Михаилом Ивановичем Грибушиным потянулись и другие торговцы чаем, кофе и сахаром, которые стали открывать свои «пробные комнаты». Подавали в таких кофейнях не только кофе, но и чай, и выпечку, и «заморские сласти» – через Кунгур лежал знаменитый Китайский торговый путь, и многие купцы из средней России закупали здесь товар из азиатских стран, пробуя его на вкус. Располагались такие кофейни в Кунгурском гостином дворе – наравне с магазинами и трактирами.

ДОРОГОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ

Интересно, что создатели этих кофеен и чайных уделяли много внимания антуражу своих заведений и пытались привлечь более богатую, «ресторанную» публику. Так, здесь можно было встретить дорогой фарфор, скатерти ручной работы, серебряную посуду. Многие старались соединить русские традиции чаепития и европейские – кофепития, потому наравне с варкой кофе в кофейнях подавали чай в самоварах.

В одном из номеров «Дамского журнала» в разделе «Парижские моды» помещена заметка под названием «Новые чайные столы». Там пермские кофейни описываются так: «В Пермской губернии был я в кофейной, где ввечеру часу в восьмом, на большом четвероугольном столе, покрытом ярославскою алою с белыми узорами скатертью, дымился огромный самовар из красной меди. На самоваре стоял большой серебряный чайник старинной чеканной работы, на большом овальном жестяном подносе, на котором довольно искусно изображено было красками изгнание из рая Адама и Евы, установлено было несколько чашек белого фарфора с нарисованными на них тюльпанами, незабудками и розами. Немного подальше блестящий хрустальный графин с лучшим ямайским ромом стоял подле сереб­ряного стакана, в котором вправлены были русские медали, выбитые в память различных знаменитых происшествий. Большая серебряная корзина резной работы наполнена была сухарями. Кофе подносили в серебряных турках, горячий, прямо с песка и разливали по чашкам анг­лийского фарфора».

НОВАЯ СТРАНИЦА ИСТОРИИ

Для истории российского кофе важной вехой оказалась международная выставка садоводства в Петербурге, проходившая весной 1884 года. Выставку почтили своим ­присутствием бразильские фермеры, которые впервые привезли свой кофе и смогли заключить немало контрактов на его поставку. Это увеличило продажи кофе по всей стране. Если до выставки в Россию официально ввозилось около

8 тонн в год, то уже в начале XX века эта цифра выросла в полтора раза – до 12 тонн. В XIX веке кофе пили уже почти в каждом богатом доме, да не по одному разу в день. Даже слуги, нанимаясь на работу, отдельно оговаривали так называемое «кофейное довольство» – фунт кофейного зерна в месяц.

Появившиеся в этот период в Перми кофейни и чайные занимали первые этажи наемных домов – хотя, стоит отметить, куда популярнее в городе были чайные и пирожковые. Содержали их в основном представители мещанского сословия, и собирались в этих небольших заведениях ученики гимназий, студенты и работники заводов. Интересно, что вплоть до конца ХХ века кофе, в том числе и растворимый, был очень дорогим, а значит, недоступным для многих слоев населения – он являл собой символ благополучия и богатства. Поэтому в пермских кофейнях чай заказывали куда чаще, чем кофе.

Интересно, что в Пермской губернии был изобретен и первый кофейный автомат. В XIX веке прославили заводы Демидовых труды механиков Черепановых, создателей первого русского паровоза и многих паровых машин. Племянник братьев Черепановых Аммос, который известен как создатель «парового слона», изобрел рабочую модель кофейного автомата: автомат сам наливал кофий тому, кто кидал в окошечко гривенник. «Техническое чудо» увезли на показ Демидовым в Нижний Тагил вместе с изобретателем – там они и остались. Чертежей прибора не сохранилось, после смерти Аммоса аппарат сломался и восстановить его не удалось.

Анна Петрова


IN-календарь
INосказательно
Алексей ЧИБИСОВ, министр промышленности, предпринимательства  и торговли Пермского края

В целом в 2017–2024 годах на территории Прикамья исполняется 78 инвестиционных проектов 

Людмила СЕРИКОВА,  руководитель департамента образования администрации  города Перми

Самый главный сегодня вопрос: как сделать так, чтобы хороший учитель оставался в профессии