Газета деловой интерес
Самое читаемое
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Сладкое золото


Сладкое золото

Как определить качественный мед? Все достаточно просто: нужно посмотреть, как он стекает с ложки. Если капает, скорее всего, разбавлен сиропом. По–настоящему «правильный» продукт стекает ровной струйкой.

А собирать мед начинают в августе – именно тогда он созревает. Кроме того, в последнем месяце лета на Руси было принято играть свадьбы и дарить молодоженам бочонок меда – отсюда и пошло название первого месяца женитьбы – «медовый». Отметив 14 августа праздник урожая – Медовый Спас, – пчеловоды приступают к ответственной работе: необходимо проверить все пчелиные семьи, подготовить их к правильной зимовке.

Этими и другими знаниями охотно делится опытный ученый пчеловод с 30–летним стажем, руководитель племенного хозяйства «Парасоль» Владимир Епишин. Под его же началом – пасека «Медвежья поляна» компании «Тенториум», расположенная вблизи этнографического музея «Хохловка». Совсем рядом с краевой столицей – целое пчелиное царство, где проживают 650 пчелиных семей.

«ДИКИЙ», НО ЦЕННЫЙ

Очень условно пасеку можно поделить на две части. Здесь, на «Медвежьей поляне», в 2005 году было организовано первое тенториумовское бортевое хозяйство.

Многим из нас знакомо слово «бортничество» – это способ добычи дикого меда из так называемых «бортей», а проще говоря, древесных дупел. Бортничество издавна было одной из важных отраслей хозяйства Древней Руси.

– Если раньше в лесах люди находили дупло и добывали оттуда мед, то потом стали брать часть дерева, высекали лес (отсюда и «пасека») и ставили там колоды, в которых селили пчел. Мы возобновили этот промысел, – рассказывает Владимир Епишин. – В таких гнездах без вмешательства человека пчелы производят мед, в котором сохраняется много полезных веществ. Ценность его гораздо выше, чем у обычного меда. В старину его называли «Бальзам Петра I». Кроме того, с бортей меда собирается меньше, чем с классического улья, – всего 5–10 кг с одной семьи, все остальное оставляем пчелам, и это тоже влияет на стоимость продукта.

Эту часть пасеки пчеловоды не беспокоят, трудолюбивые насекомые прекрасно живут сами по себе. Только во время сбора жидкого сладкого «золота» вырезают среднюю часть гнезда, оставляя верхнюю пчелам на зиму. И если, так сказать, «домашних» пчел на холодное время года отправляют в зимник–омшаник, то «дикие» отлично зимуют в бортях.

ЛАКОМСТВА ХВАТАЕТ НА ВСЕХ

«Домашние» пчелы живут в привычных нам ульях, и за ними нужно ухаживать: проводить профилактические работы, лечить. На пасеке работают три пчеловода, зоотехник и непосредственно директор племенного хозяйства, которые внимательно следят за здоровьем своих подопечных. И пчелы заботу ценят. На вопрос, не улетают ли они, Владимир Епишин лишь улыбается: «Максимум до липы, которая растет посреди пасеки». А оттуда «беглецов» аккуратно возвращают «домой».

– Если пчеловоды грамотные, хорошо ухаживают за пчелами, то они хорошо переносят уральские зимы. В прошлом году на пасеках Прикамья из–за суровых природных условий погибло 50–80% пчел, – рассказывает пчеловод. – Но нынешний год для нас благоприятен, пожалуй, впервые за последние пять лет.

Здесь стоит добавить, что медоносные пчелы не впадают в спячку и питаются собранным медом. Именно поэтому в улье пчеловоды оставляют до трети всего урожая. Поедая мед, пчелы выделяют тепловую энергию, поэтому «заготовки» делают, в первую очередь, для себя. Но и человеку лакомства остается – в благоприятные годы можно собрать 20–30 кг меда с одной семьи.

На пасеке традиционно собирают цветочный, липовый, кипрейный, дягилевый, таежный мед. А с «Медвежьей поляны» урожай отправляется на завод «Тенториума», где превращается в полезные лакомства и косметику.

СВОИ ЦАРИ И ЦАРЕВНЫ

На пасеке есть и свои «достопримечательности. Например, уникальные ульи в виде собора, где живут сразу несколько пчелиных семей. Они сложнее в содержании, но служат украшением пасеки. А есть и настоящие терема «Царь», «Царица» и «Царевна» – точные копии ульев, некогда построенных в Измайловском парке.

Пасека называется «Медвежья поляна». Сюда заходят и реальные медведи, сотрудники видели следы, а есть и «местные», которые «зашли» сюда и «поселились»: это ульи в виде медведя, которые президенту компании «Тенториум» Раилю Хисматуллину подарил бывший заместитель министра природных ресурсов Семён Леви.

БОЛЬШЕ МЕДА И МЕНЬШЕ БОЛЕЗНЕЙ

Выше мы уже упомянули, что компания является племенным хозяйством, – здесь разводят среднерусскую породу пчел. Таких хозяйств в Пермском крае, кстати, всего два: помимо ООО «Парасоль», разведением этих привычных к нашим зимам и отличающихся высоким медосбором пчел занимается ООО «Нижнесыповское» из Уинского района.

– Среднерусская пчела – это районированная для наших уральских условий пчела. Пробовали завозить южные породы, но они оказывают очень неблагоприятное влияние на общий фон. Пчелы, которые находятся здесь, хорошо зимуют, больше приносят меда, меньше подвержены заболеваниям. Южные пчелы не могут перенести длительной зимовки, начинают болеть и заражать местных пчел. Поэтому важно сохранять чистоту породы, – объясняет Владимир Епишин.

Поэтому среднерусские пчелы пользуются спросом: заказы на них приходят из самых разных уголков страны. В перспективе, говорит пчеловод, планируется расширение пасеки до 1000 семей.

Дмитрий Николаев

Фото: Евгений Харитонов


IN-календарь
INосказательно
Дмитрий ПОРОХИН,  руководитель Пермского Фонда развития предпринимательства и центра «Мой бизнес»

Пока эпидемия не отступает, предприниматели вынуждены приспосабливаться 

Игорь НИКИТИН,  и.о. министра информационного развития и связи Пермского края

Для нас существует три стратегических цели по развитию цифровой экономики до конца 2024 года 

Марина ШИЛОВА, шеф–редактор газеты Dеловой INтерес

Подарить немного будущего осенью високосного года – просто здорово. 

Дмитрий МАХОНИН, губернатор Пермского края

Есть проблемы, которые нужно решать немедленно, и мы это делаем