Газета деловой интерес
Самое читаемое
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Эстетствующий мастер


Эстетствующий мастер

На персональной выставке Натальи Талавира пионы исполняют соло, а феи опекают времена года. Юбилейная выставка «Соло для пиона» в Пермском доме художника включает в себя 97 работ. Один зал отдан на откуп дочери Елизавете Талавира, тоже художнику. Как объяснила Талавила-старшая, «она тоже мое творчество. Причем – главное. И главная моя ученица».

Еще одна секция посвящена графике отца Натальи Талавира – выдающегося советского художника Анатолия Никифоровича Яр–Кравченко, «снайпера» сходства, чьи работы выполнены с потрясающей точностью и тонкой проработкой деталей. Его рисунки военных лет стали основой для книги «Штрихи Победы», изданной в Перми весной этого года при поддержке председателя попечительского совета АНО «ЦПП «Общественная инициатива», руководителя Группы компаний «Налоги и право» Геннадия Сандырева. В рамках открытия состоялась презентация издания, а саму книгу «Штрихи Победы» можно увидеть вживую в Доме художника на протяжении всей работы выставки.

РИСОВАТЬ – НАСЛАЖДЕНИЕ!

Ровесница Победы, Наталья Анатольевна Талавира родилась 7 ноября 1945 года в Ленинграде. В детстве Наташа играла на фортепиано и мечтала стать только балериной. Но мама-блокадница, умирая от саркомы, на несколько секунд пришла в себя и, умоляя, попросила 12–летнюю дочку: «Пожалуйста, дай мне слово, что будешь только художником!»

И Наталья, выполняя обет, поступила в среднюю художественную школу при Академии художеств СССР, а их было всего четыре на весь Союз, но несколько раз забирала документы.

– Я, действительно, не верила, что у меня что-то может получиться. Но эта клятва, данная маме на смертном одре, сыграла в моей жизни большую роль. А сейчас думаю: кем бы я была? Ведь рисовать – это такое наслаждение! – говорит Наталья Анатольевна.

После школы была учеба в ЛВХПУ им. В.И. Мухиной (Академия Штиглица).

С 1977 года Талавира – член Союза художников России. В 1980-1990–х годах Наталья Анатольевна служила ректором Народного университета декоративно-прикладного искусства, который позже стал просто Институтом – это ее авторский проект. Работы Натальи Анатольевны находятся в коллекциях музеев, галерей и частных собраний по всему миру. В активе художника – более 50 персональных выставок в России и за рубежом и более 50 лет педагогического стажа. Наталья Анатольевна вырастила тысячи художников, работающих не только в нашей стране, но и по всему миру. Поздравляя коллегу с персональной выставкой, Елена Постнова, председатель Пермского отделения Союза художников России, подчеркнула, что на всех детских выставках и конкурсах, где она бывает в составе жюри, очень часто побеждают ученики Талавира.

– Мои ученики – совершенно разные люди, я беру и любителей с абсолютно нулевым базовым уровнем. Это даже интересней – человек вдруг начинает рисовать. Веду творческие семинары для коллег, студентов. В Питере принято такое совместное действо – рисовать в студии и на натуре не в одиночку, а коллективом. В Перми это меньше распространено, но и здесь стараемся привить питерские привычки, – рассказывает Наталья Анатольевна.

Кстати, в Пермь Талавира попала благодаря дочери Елизавете, которая в поезде случайно познакомилась с пермским искусствоведом Ольгой Обориной. Разговорились о художественных проектах, о сложностях в связи с нехваткой профессиональных педагогов.

– Вам нужна моя мама! – воскликнула Елизавета.

Так начался «пермский период» в творчестве мастера, которую отличает настоящая питерская сдержанность, деликатность, утонченность вкуса и великолепная русская речь.

ПИОНЕР ТЕКСТИЛЬНОЙ ФОРМОПЛАСТИКИ

За годы работы Талавира освоила множество материалов и техник. В экспозиции «Соло для пиона» представлено все многообразие художника: графика, изображающая людей, и орнаментальная графика, работы, нарисованные пастелью и в смешанных техниках, и, конечно, панно, выполненные в технике текстильной формопластики – ноу-хау двух Талавира: совершенно новая технология, многослойная живопись нитью, позволяющая экспериментировать с материалами и создавать уникальные композиции.

– Это живопись, сшитая из отдельных деталей, не вышивка. Потом они крепятся к полотну, – объясняет особенности формопластики Наталья Анатольевна. – В Казахстане есть мой занавес, 49 квадратных метров которого сделаны таким образом. В своей жизни я создала множество театральных занавесей – от эскиза до полного воплощения. Кроме Казахстана, они есть еще в Ленинграде и на Украине.

 В этой же технике выполнена и «Фея натюрморта» – с кистями, драпировками, палитрами. Это – музыка натюрморта. В 1985 году я сделала эскизы на даче, на стареньких бумажках. А потом решила воплотить идею в текстильной формопластике. На это уходит уйма времени. И это огромный труд и терпение. Использую разные направления обмотки и самые разные нити: мулине, шелк, вискозу. Главное, чтобы по цвету они были интересными. Эту технику преподаю только тем, кто владеет культурой орнамента. Иначе зачем мне ее портить?..

По словам дочери, 2020 год был для ее мамы невероятно «урожайным». Во время самоизоляции на даче Талавира-старшая создала две большие пастельные работы – «Любование императрицы» и «Тревоги дня остались позади», несколько маленьких листов, а также серию «Времена года» – четыре фантазийных образа зимы, весны, лета и зимы, представленных в виде фей. Эти немыслимые по технике исполнения вещи написаны на простой бумаге гелевой ручкой! Глядя на них, а также на иллюстрации к двум книгам «Коты. Котята. Кошечки» (стихи – Любови Поляковой), которые тоже созданы синими гелевыми ручками, поражаешься скрупулезности и дотошности автора: так любовно она выписывает, выводит, вытанцовывает тончайшее кружево кошачьего облика.  И этой своей манерой чрезвычайно напоминает технику отца Анатолия Яр-Кравченко. И хотя отец писал портреты людей, а дочь предпочитает «портреты» кошек и цветов, фотографическая точность и обостренное внимание к деталям – явно наследственное.

МИФОТВОРЕЦ РАЙСКИХ КУЩ

Основной зал экспозиции – натюрмортный. Но Талавира, по ее признанию, никогда не рисует натюрморты с натуры – они должны сформироваться в голове.

 – Пионы – мои любимые цветы, стараюсь никогда их не рвать, – Наталья Анатольевна любовно оглядывает целый ряд работ, посвященных пионам всех сортов и мастей. – Они растут у меня на даче. Когда поливаю, рыхлю, полю – наблюдаю за ними. Потому что, когда их срежешь, они мало стоят и теряют всю красоту. Люблю яблоневые, светлые тона. Каждый пион – это театр, целое действо. И это не тюльпан, который раскрылся и сразу упал.

Раньше я делала много портретов, а потом перестала, папа обижался даже, что пренебрегаю этим жанром. Но мне больше нравятся цветы. На самом деле очень мало художников, действительно умеющих их рисовать. Портрету учат в обязательном и назидательном порядке. А рисовать цветы практически не обучают. А зря!..

Очень высокую оценку творчества художника дала искусствовед Пермской художественной галереи Тамара Шматенок:

– Наталья Талавира – единственный в Перми, а может, и на Урале, эстетствующий художник. И это – на фоне сегодняшней низменности и чернухи, фенек, понятных только самому автору. Талавира – представитель всячески обруганного академизма. А ведь это, прежде всего, великолепная школа и высокая культура мастерства. Это красиво, возвышенно, выразительно, неповторимо! Каждый листок – постоянно новый, каждый завиток – неповторим. У нее все время другой ритм, другая музыка. Ее желание раскрыть людям большой, красивый, светлый мир, который нельзя забывать. Как мифотворец, она создает собственный, авторский миф. И цветы – лишь один из лейтмотивов райского сада, райских кущ, куда нас погружает художник. Такая целевая, продуманная, эффектная красота. С другой стороны – эффективная, позитивная, гармонизирующая в плане воздействия на человеческие души. И главное, художнику это не надоедает. Талавира постоянно движется, что-то выдумывает, не останавливается, Значит, будут новые открытия, ходы и мифы. И новая радость для жизни.

КАЖДОЙ ТВАРИ ПО ПАРЕ

Елизавета практически повторила творческий путь матери. У нее декоративно-прикладное образование, по специальности «художник по текстилю», а лоскутная техника – базовая профессия. Окончила художественную школу при Академии художеств в Ленинграде, потом два года обучалась в Высшей школе моды и прикладного творчества, где получила специальность «художник по декору костюма». Затем углубляла знания в Студии декоративно-прикладного искусства на отделении «текстиль в интерьере».

– На выставке я представляю несколько вариантов своего творчества, не могу всю жизнь делать одно и то же, меня распирает от идей! – улыбается Талавира-младшая. – Красной нитью через мою жизнь проходит лоскутная техника, но по пути возникает графика, которую я очень люблю, экспериментирую с акриловой живописью. Раньше много занималась бумагой, которая делается вручную, отливается и красится – весьма трудоемкий и грязный процесс, дача для этих целей подходит как нельзя лучше. Расписываю стекло. Началось с подарков, нужно же что-то дарить на праздники и юбилеи? Увлечение выросло в серию тарелок с зодиакальными знаками. Но все время свербит. Изобретаю. Придумала, например, как делать ткань из ниток. Для начала попробовала на лоскутной технике. А потом приспособила и для стекла…

Обычно Елизавета создает свои работы сериями. А ключевое слово к разгадке их тайны – Любовь. К примеру, работа «Всегда вдвоем, вместе идем, так и живем», на которой изображена пара милых марабу. Сначала давно, лет 20 назад, фигурки птиц были сделаны из ручной бумаги. Потом будучи в постели со сломанной ногой, Лиза получила «в подарок» три совершенно свободных месяца. Тогда и появилась лоскутная парочка, которая позже была еще и нарисована.

У синего коня и красной лошади – своя история. У Талавира существует семейная традиция: в качестве подарка на Новый год делать животное – символ наступающего года. 2002-й – год Лошади – навеял образ быстроногих, длинногривых, устремленных вперед коней, вырезанных из плотной бумаги и расписанных вручную. И находка была столь удачной, что на следующий год Лошади – 2014 – ей заказали целый табун талисманов из 250 скакунов. К конкурсу фестиваля лоскутного шитья «Душа России» в Суздале в 2015 году родилась новая работа, соединившая в лоскутном панно символы мужского и женского начал. Она стала победителем фестиваля в номинации «Арт-квилт». В течение последних лет работа «Кони. Любовь» путешествовала по миру, объездила десятки стран, каждый раз восхищая и мастеров, и простых ценителей прекрасного. Буквально только что полотно вернулось с выставки «Шедевры лоскутного шитья» в Москве. Можно смело утверждать, что «Кони» – визитная карточка России за рубежом.

Прекрасна серия работ с пеликанами, выполненных в разных техниках. За счет этого листы производят совершенно фантастическое впечатление. Сначала Лиза расписала тарелку, потом это переросло в лоскутную технику. Сочетание драгоценных камней, точно подобранных нитей, искусно вшитого бисера и стекляруса создают ювелирный эффект.

По своей сути Талавира – анималист и орнаменталист. Поэтому неудивительно, что после переезда в Пермь из Ленинграда у Елизаветы случился 5-летний период серьезного погружения в пермский звериный стиль, что вылилось в огромное количество графики на эту тему. «КамаРека. Праздник былинной Камы» – одна из работ серии. Трехглавые птицеподобные идолы – самые впечатляющие фигуры этого древнего искусства. Крылатые, всевидящие, живущие над миром – их истинный смысл до сих пор не разгадан, но красота и сила завораживают. Воплощенные в разных  техниках – от ручной бумаги до лоскутного шитья – эти символы благодаря Талавира обрели свежее звучание. Ее работы хранятся не только в Пермском крае, но и в музеях, и в частных коллекциях других регионов, рассказывая миру об этом уникальном художественном явлении.

Сюжет лоскутного шитья «В ожидании Прекрасной дамы» навеян серией гобеленов XVI-XVII веков, где изображены Прекрасная дама, справа от нее – Лев, слева – Единорог. Этот таинственный зверь у Талавира пока лишен пары. Но эскизы нарисованы, ткани отложены. Так что будет, убеждена Елизавета, и Прекрасная дама. А пока Единорог пребывает в ее ожидании…

– Мое лоскутное шитье – не традиционное, я не шью из квадратиков вообще, – делится секретами мастерства Лиза. – Материалы использую исключительно дорогие и новые, из старья не шью. 90% – синтетика, которую обжигаю, чтоб не плавились. Ткани обрабатываются тяжело и трудно. Обычно на работу уходит месяца три. Но потом, бывает, еще долго доделываю. Сейчас готовлю новую работу, которая целиком будет состоять из собственноручно созданной ткани. Цвета мои любимые – черный и белый…

Яркие и неповторимые образы, индивидуальный почерк и внимание к мельчайшим деталям, многогранные композиции и богатство элементов – лишь краткий список того, с чем посетители Дома художника смогут познакомиться на вернисаже «Соло для пиона» до 31 октября.

Маргарита Неугодова

Фото: Юлия Быкова / Евгений Харитонов


IN-календарь
INосказательно
Дмитрий ПОРОХИН,  руководитель Пермского Фонда развития предпринимательства и центра «Мой бизнес»

Пока эпидемия не отступает, предприниматели вынуждены приспосабливаться 

Игорь НИКИТИН,  и.о. министра информационного развития и связи Пермского края

Для нас существует три стратегических цели по развитию цифровой экономики до конца 2024 года 

Марина ШИЛОВА, шеф–редактор газеты Dеловой INтерес

Подарить немного будущего осенью високосного года – просто здорово. 

Дмитрий МАХОНИН, губернатор Пермского края

Есть проблемы, которые нужно решать немедленно, и мы это делаем