Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Январь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Мечта о другой реальности


Мечта о другой реальности

Однажды, когда писатель и сказочник Сергей Козлов был еще жив, пермский актер и режиссер Дмитрий Заболотских отправился к нему в гости, дабы испросить разрешение на цикл радиопередач по его произведениям. Хозяин встретил гостя на пороге дачи растрепанный, в халате, на котором висели лохмотья, как у ежика, и отнюдь не приветливо спросил:

– Чего тебе надо?

– Я делаю радиопередачи, хочу сделать по вашим сказкам, – залепетал пермяк.

– Тогда ответь мне всего на один вопрос: мои сказки – они о чем? – загадал загадку Козлов.

– О жизни и смерти! – выпалил Дмит­рий.

– Ты первый сказал, о чем мои сказки, – удивленно поднял бровь сказочник. – Они написаны для взрослых, но если их прочтут дети, тоже свое возьмут.

Эту историю рассказал режиссер–постановщик спектакля и художественный руководитель театра Михаил Скоморохов. Вместе с Ильей Губиным, помощником по постановочной и литературной частям (после возвращения в родные пенаты из Театра–Театра, где прослужил совсем недолго, Губин возглавил в ТЮЗе сразу два отдела), они написали пьесу. Писали долго и мучительно, целых полгода, тщательно выбирая из ста крошечных (страничка–полторы) сказок Козлова тринадцать самых–самых. Они должны были, как пазлы, соединиться в один спектакль, а разные темы объединиться в одно действо.

По словам Ильи Губина, «после легендарного мультфильма Юрия Норштейна «Ежик в тумане», который вышел в 1975 году, сказки Козлова стали пользоваться большой популярностью. Разные мультипликаторы брались за этот материал. Но мы решили брать как известные по мультикам истории («Облака – белогривые лошадки»), так и совсем неизвестные».

Губину вторит соавтор Михаил Скоморохов:

– Художник–постановщик Ирэна Ярутис сразу поставила нам задачу: соревноваться с гениальным фильмом Норштейна не будем ни в коем случае. А он экранизировал самую первую сказку Козлова. Там почти нет слов у главных героев, только авторский текст, который читает Алексей Баталов. Нам же нужно было сделать текст для сцены, а это диалоги. Тем не менее инсценировка получилась абсолютно аутентичной, в ней все тексты авторские, ни одного слова «отсебятины». Мы пытались постичь этого великого автора.

Идущий почти два часа спектакль постоянно меняет масштаб пространства: действие происходит то в макромире под листьями и цветами (взгляд снизу маленького Ежика), то возносится над землей – практически улетает в космос. Это стало возможным благодаря приемам видео (видеоарт Натальи Наумовой) и декорациям. А режиссер подхватил идею и воплотил ее в мизансценах (когда большой Медвежонок пробивается к маленькому Ежику). Все условно, конечно, но замечательно ложится на общий смысл. Причем сценография сделана скромно, без помпезности. В том лесу, где живут Ежик и Медвежонок, возможно выловить из реки Солнце и Луну, увидеть зеленого льва и даже полететь… 

– Фактура и костюмы лично у меня рождались из декораций. Лес – на самом деле не лес, листья – на самом деле не листья, а звери – на самом деле не совсем звери, а почти люди и в то же время немножко инопланетяне. Они живут по своим,
очень добрым законам, хотя выглядят немножко странно и чудно. Я сочинила условные костюмы, при этом у актеров очень живые, негримированные лица, – рассказывает Ирэна Ярутис.

За время работы над «Ежиком» в ТЮЗе «родился» собственный композитор – Ольга Тихомирова. В «Сказке про Ежика в тумане» она изначально готова была сочинять, но где взять тексты? Тогда Илья Губин сказал, что найдет их… у самого Козлова. И нашел! Некоторые из них звучат в спектакле в виде песен, а другие – актеры просто читают, создавая особый образный ряд.

– Была задача создать атмосферу уютного мира. Все звери не семейные, ни у кого из них нет пары. Они одиночки. Но вместе они составляют семью, пропитанную необыкновенной любовью друг к другу, абсолютно бесхитростностью, верой, доверием, принятием друг друга. Задача была насытить этот семейный мир таким же простым, бесхитростным музыкальным языком. Эта музыка где–то наивная, детская, где–то чуть больше философская. И Михаил Юрьевич очень просил, чтобы это все устремлялось к небу. Макромир, существующий под травой и листьями, в какой–то момент должен улететь к небу и звездам, – объясняет Ольга Тихомирова.

Неудивительно поэтому, что в спектакль органично вписался небольшой живой оркестрик: скрипка, виолончель, флейта, гитара, перкуссия.

Еще один персонаж «могучей», по выражению Скоморохова, постановочной группы – хореограф Татьяна Безменова, которая работала над пластикой в двух спектаклях по Гоголю: «Вечерах на хуторе близ Диканьки» и «Мертвых душах». Не все складывалось сразу легко и гладко в творческом процессе двух режиссеров – Скоморохова и Безменовой (она, на минуточку, сама режиссер Новосибирского музыкального театра). Иногда коллеги схватывались не на шутку. Он предлагал одни обстоятельства, она – другие. А иногда, по честному признанию Михаила Юрьевича, Татьяна открывала в мизансцене больше, чем видел он сам. Но главное – они одинаково проникли и прониклись идеей автора.

– У меня была задача не испортить все. На самом деле, так редко удается ставить детские спектакли. В основном меня приглашают на более серьезные работы. Но эта работа оказалась самой серьезной. Мне всегда больно и странно, когда в театрах страны под названием ТЮЗ сюсюкают, разговаривают неестественными голосами, кривляются, устраивают дикие пляски, чтобы якобы понравиться детям. А здесь я работаю так, чтобы это мне самой понравилось как ребенку. Потому что дети гораздо умнее и тоньше взрослых. У них нет заштампованного сознания, нет препон и рамок, когда говорят, солнце не может быть фиолетовым, ежик не может быть оранжевым. Дети способны по одной музыкальной фразе понять, какой герой сейчас выйдет на сцену. У них открытая душа. Благодарна всем театральным богам, что отказалась от ряда амбициозных проектов ради пермского «Ежика в тумане», – делится Татьяна Безменова.

Была в спектакле и интрига, которую скрывали до последнего. Художник–постановщик Ирэн Ярутис мечтала, чтобы Ежика сыграл сам Скоморохов. Потом была задумана сцена, где режиссер должен озвучить одного из героев. Но, к сожалению, в процессе репетиции все это исчезло из постановочного рисунка.

В аннотации к спектаклю на сайте театра есть любопытная ремарка: «Убедительно просим, обратите внимание на рекомендуемый возраст!» Дело в том, что хотя жанр постановки и значится как «сказка», в ней, по словам режиссера, «много грустных моментов, которые самые маленькие могут не понять». Поэтому и стоит возрастной ценз 9+.

– Эта история в меньшей степени для детей. Она для детей и их родителей, – объясняет Михаил Скоморохов. – Главная его тема – жизнь в согласии друг с другом, жизнь в мире, жизнь порою неспешная, но от того еще более увлекательная. «Сказка про Ежика в тумане» – мечта о том, чего в этом мире так не хватает, мечта о другой реальности, которая может стать явью, если мы этого захотим.

Никакая это не мировая премьера – я всегда боюсь этих громких названий! Но мы попытались вместе с автором переосмыслить нашу жизнь. И все эти размышления ложатся на все то, чем я в последнее время живу. А я живу тем, что семья сохранит нас и жизнь, семья спасет. Потому что если есть доверие, отношение, уважение и любовь, – все будет. Но говоря про все это, в обычной жизни я использую зачастую совсем не эту лексику. Так что этот спектакль – мое покаяние. И работа над сказкой для меня оказалась не менее значимой, чем, не побоюсь сказать, такие знаковые спектакли, как «Чонкин» и «Охота жить».    

Маргарита Неугодова

Фото: permtuz.ru

           

 


IN-календарь
INосказательно
Геннадий САНДЫРЕВ,  руководитель группы предприятий «Налоги и право», председатель попечительского совета АНО «ЦПП «Общественная инициатива»

Радует, что бизнес, пострадавший от пандемии, может снова получить поддержку от государства  

Марина ШИЛОВА, шеф–редактор газеты Dеловой INтерес

Приближающийся Новый год отличается от предыдущих ставшей привычной приставкой НЕ 

Олег ЖДАНОВ, президент Пермской торгово–промышленной палаты

2020 год внес серьезные коррективы в работу бизнеса. Ситуация изменилась кардинально.