Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Вопросов много – ответов нет


Вопросов много – ответов нет

Темой заседания Комиссии по делам несовершеннолетних в этот раз стало обсуждение так называемой Единой информационной системы «Профилактика детского и семейного неблагополучия».

По убеждению чиновников, это новый подход к профилактике детского и семейного неблагополучия – система должна стать главным способом в борьбе за пермские семьи. По мнению родительского сообщества и профессиональных педагогов, система никаких проблем не решит, просто искать неблагополучные семьи в очередной раз станут по формальным признакам, да и попасть в их число сможет каждая вторая семья в крае.

ТРЕВОЖНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

То, что в Пермском крае необходимо менять всю систему работы с трудными подростками и проблемными семьями, – очевидно. Тревожные звоночки – нет, уже целый набат – в Прикамье гремит практически постоянно. Это и резня в школе №127, и смерть ученицы от голода, и истязательства одноклассниц над девочкой в Березниках, и убийство падчерицы отчимом…

Вот краевая власть и предложила жесткий и, по мнению самих чиновников, единственно верный шаг – создать систему, в которую будет собираться информация о ребенке и его семье. Информация самая разноплановая – от мнения педагогов до медицинских диагнозов, от списка посещаемых секций до возможных приводов ребенка (подростка) в полицию, от уличения его в потреблении алкоголя и других запрещенных веществ до опозданий в школу.

Начать решили с родителей – именно они должны сообщить самую полную информацию о своей семье. В школах раздали анкеты, в которых родители должны были сообщить все сведения и о себе, и о ребенке.

То, что розданные анкеты напрямую нарушают закон об использовании персональных данных, краевые власти ничуть не смутило. Этические стороны вопросов тоже не особо заинтересовали чиновников. Родителей спрашивали об общем доходе семьи, о наличии внебрачных детей, о мамах–одиночках и даже о том, как сложились семейные отношения у бабушек и у дедушек.

А еще сообщили – теперь у нас есть понятие «деформированный состав семьи, оказывающий негативное влияние на воспитание ребенка». И внимание к детям в таких семьях будет особое. В этот список вошли неполные семьи, семьи, где родители в разводе или один из родителей погиб, сводные дети, многопоколенная «женская» семья, «хроническое семейное неблагополучие», семья со статусом «малоимущая». То есть – примерно половина всех пермских детей.

«Вишенкой на торте» стало сообщение о том, что теперь педагоги наделены правом посещения домов своих учеников, где они будут проводить проверки. Предполагалось обследовать многое – требуется фиксировать доходы родителей, размер жилплощади, наличие необходимой мебели и продуктов питания в холодильнике, детской одежды и бытовой техники, а также психологический климат в семье. Возможность таких визитов вызвала настоящую бурю возмущения – как у родителей, которые не готовы к такому вмешательству в личную жизнь, так и у учителей, которые свободное от преподавания время хотят проводить в своей, а не в чужой семье.

ПРОКУРАТУРА СКАЗАЛА «НЕТ»

Одним из главных аргументов сторонников «проверок холодильников», как метко назвали в соцсетях нововведение, стало наличие традиции подобных визитов учителей домой в Советском Союзе. У многих представителей старшего поколения учителя приходили в гости и к их родителям, и к ним самим с их не менее непутевыми детьми. Почему бы не возродить эту традицию?

Вот только речь идет не о возрождении традиции, уверены пермяки. Ни о каких проверках холодильников и составлении отчетов для органов опеки в советское время речь не шла. Педагог приходил познакомиться с родителями, поговорить об успеваемости и поведении ученика. Не осудить родителей, а помочь им, найти с ними общий язык.

Школа в те годы и много позднее несла не только образовательную, но и воспитательную функцию. В школах были заместители по воспитательной работе, а не социальные педагоги и психологи. Были объединения учеников по возрастам – октябрята, пионеры, комсомольцы, и на руководителей этих объединений были возложены все те же воспитательные функции. Система была отлажена и работала без сбоев. И уж неблагополучного ребенка на этом фоне выявить было достаточно просто, без проверки семейного холодильника.

Та функция, которую предложила сегодня Комиссия по делам несовершеннолетних, не воспитательная, а карательная или контролирующая. На учителей не возлагают обязанности воспитывать ребенка, на него возлагают обязанность проводить проверки и составлять по ним акты. А возможность пустить в дом учителя–друга, учителя–воспитателя, который так же, как и вы, заинтересован в успехе вашего ребенка – и пустить в дом проверяющего, которому ваш ребенок безразличен и которому надо составить отчет для галочки – огромная разница.

Загляните в свой холодильник. Там сегодня точно есть свежее молоко? Ну и что, что у вашего ребенка аллергия на лактозу… Есть ли в холодильнике мясо? В отчете никто не напишет, что вы вегетарианцы? Вы не забыли купить вечером хлеба? Приобретаете фрукты по настроению, а не по рекомендованному списку? Тогда вы точно не пройдете «проверку холодильников».

Кроме того, педагог, не являясь профессиональным психологом, заведомо не может оценить «психологический климат в семье».

Массовое родительское возмущение привлекло внимание прокуратуры к новому порядку выявления детского неблагополучия. Как отметило ведомство, доступ в жилое помещение, кроме случаев, предусмотренных федеральным законодательством, возможен только с разрешения проживающих в нем лиц. Кроме того, сведения о доходах, состоянии здоровья, ассортименте продуктов питания относятся к персональным данным и могут быть получены только с согласия граждан. А губернатор Пермского края Максим Решетников назвал «проверки холодильников» перебором и предложил КДН доработать систему.

МНОГОДЕТНАЯ — ТОЖЕ НЕБЛАГОПОЛУЧНАЯ

Но вернемся к заседанию. Разработкой и созданием Единой информационной системы «Профилактика детского и семейного неблагополучия» и критериями отбора сейчас занимается Министерство информационного развития Пермского края. Исполняющий обязанности заместителя министра Александр Маслов рассказал о том, как идет эта разработка.

– Экспертами межведомственной группы создана методика, позволяющая по совокупности целого ряда показателей выявлять подростков, входящих в группу риска. На первом этапе мы планируем отработать методику с помощью информационной системы. В следующем учебном году планируем внедрять эту систему в образовательных учреждениях, – отметил Александр Маслов.

Татьяна Абдуллина, заместитель председателя правительства Пермского края по вопросам социальной политики и здравоохранения, отметила, что именно разработка Единой информационной системы и сбор сведений об учениках (как уже отметила прокуратура – незаконный) стала ключевым направлением работы, направленной на профилактику неблагополучных семей. Более того, новая система уже опробована в нескольких учебных заведениях региона – в Березовке, Соликамске и Перми.

В краевом центре выбор пал на спортшколу №32. Под проверку попали и спортивный класс, и общеобразовательный. Об этом доложила заместитель директора школы №32 по воспитательной работе Юлия Верзакова. Результат – 14 детей попали в зону риска. Шестеро – особо опасны. Причины пока определяются, дети были отобраны по критериям, внесенным в Единую систему.

– Выяснилось, что у семьи одного из школьников нет постоянного места жительства, она вынуждена постоянно переезжать, и именно с этим связано поведение ребенка. Можно выявить причинно–следственную связь между проблемным поведением ребенка и факторами, вызывающими семейное неблагополучие, – уточнила педагог.

Получается, что переезд семьи и отсутствие собственного жилья – показатель ее неблагополучия? Получается, что в двух классах очень хорошей пермской школы у нас учатся аж шестеро «особо опасных» подростков?

Что же оценивает система? В нее сегодня уже входят порядка пятидесяти критериев помещения детей в число «неблагополучных». К факторам неблагополучия относятся сведения о том, как ребенок проводит свободное время, посещает ли кружки и секции, были ли у него приводы в полицию, проблемы с алкоголем или наркотиками. Но среди факторов есть и такие, как родительское одиночество, наличие в семье более чем двух детей, отсутствие у ребенка собственной комнаты, задолженность семьи по услугам ЖКХ перед ресурсоснабжающими организациями. Долги по зарплате работодателя перед родителями, которые еще встречаются в Прикамье, возможно, тоже повышают степень неблагополучия малыша.

То есть государство нам сообщает – нам не важно, любите ли вы своего ребенка. Нам важно, сколько вы зарабатываете. Если мало, вам не хватает на собственную квартиру и утвержденный нами список продуктов, в вашей семье растет потенциально «особо опасный» ребенок.

По словам разработчиков, система создается с учетом прав ребенка. Основная ее цель – выявить детей из группы риска и оперативно принять профилактические меры. Александр Маслов добавил, что разрабатывается комплексная методика работы в системе, а потому возможности персонально навредить какому–то ребенку быть не может.

– Это информационная система, которая должна в автоматическом режиме забирать информацию из других систем, – уточнил Александр Маслов. – Естественно, храниться и обрабатываться она будет в соответствии с законом. Это позволит комплексно оценить ситуацию, в которой находится ребенок: как он общается в коллективе, какое у него здоровье, какая обстановка в семье. Система направлена на то, чтобы действовать в интересах ребенка. Сейчас отрабатываются также и механизмы доступа к системе. Собственно, только учителя должны иметь доступ к этой информации.

Решения по детям будут приниматься разные. Например, возможно определение болезни ребенка по поведенческим отклонениям и направление его в больницу – если мама вдруг не заметила недуга, ребенка ей «помогут» оздоровить. Не напоминает советскую карательную психиатрию? А еще ребенка могут устроить в спортивную секцию – непосещение оных тоже фактор неблагополучия. И не важно, что ребенок любит не бегать за мячом, а читать по вечерам книги, собирать с папой модели кораблей или писать любительский компьютерный код – такие мелочи новой системой не учитываются.

ПОМОЖЕМ ПСИХОЛОГИЧЕСКИ

Как ни странно, меньше всего о системе рассуждала министр образования Пермского края Раиса Кассина. Раиса Алексеевна первая заговорила не о том, как будут проверять родителей и писать списки неблагополучных детей, – она поделилась тем, как будут психологически помогать детям Прикамья. По словам министра, в регионе сейчас идет активная работа «по формированию трехуровневой модели оказания психологической помощи подросткам и их семьям».

– Большую роль здесь мы отводим именно школам – это первый уровень. Второй уровень – межмуниципальные психологические центры, третий – краевая психологическая служба, – доложила министр образования. – Уже определено место расположения шести межмуниципальных филиалов краевого психологического центра. До конца года укомплектуем эти филиалы высококвалифицированными кадрами. Все нюансы их работы обговорены с главами местного самоуправления. С 1 января будущего года филиалы заработают в полную силу.

Заметим, никто на совещании не говорил о материальной помощи неблагополучным семьям – хотя чаще всего именно материальные причины влияют на уровень благополучия семьи и учитываются в новой системе. А сразу станут помогать психологически – в трех уровнях. Но поможет ли психологическая помощь выплатить долги по ЖКХ, купить квартиру с комнатой для ребенка и ежедневно покупать ему фрукты?

Впрочем, не все родители против такой системы сбора информации про ребенка. Ирина Ермакова, руководитель общественной организации «Многодетные Пермского края», уверена, что не так страшен черт, как его малюют. И устройство ребенка в секцию с помощью такой системы является безусловным благом. Кстати, интересно, что ни разу во время этого исторического заседания никто не уточнил:  в какие секции устроят ребенка, будет ли эта услуга для его родителей бесплатной, и на какие средства родители будут ребенка в секцию возить, купят ему специальную форму?

А ведь чаще всего – это единственная причина, по которой ребенок не может заниматься спортом в секции.

Родительское сообщество волнует, конечно, как будет использоваться эта система.

– Я вижу, что полезного очень много, – считает Ирина Ермакова. – Это делается вовсе не для того, чтобы отбирать детей.

А для чего? Четкого ответа пока нет. Ведь мало выявить так называемые неблагополучные семьи и поставить детей на учет. Мало наказать родителей, выписав им административные штрафы, – а именно этим сейчас занимается Комиссия по делам несовершеннолетних. Надо сначала понять, чем конкретно можно помочь детям в семьях, живущих в аварийном жилье или в общежитиях, детям матерей–одиночек и родителям–инвалидам, детям из многодетных семей. Но на этот вопрос Единая информационная система «Профилактика детского и семейного неблагополучия» ответа не знает...  

Юлия Шумихина

               


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений