Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Широта и теплота натуры


Широта и теплота натуры

Большая выставка «Брусиловский» представляет авторские произведения одного из самых своеобразных и ярких художников последней трети XX века и первого десятилетия века XXI, культовой фигуры в искусстве Урала – Миши Шаевича Брусиловского.

НЕ МИСТИКА, НЕ ЗЛАЯ ВОЛЯ…

В экспозиции (отчасти представительской, отчасти камерной) представлено около 60 живописных произведений от начала 1950–х
до 2000–х годов, включая первый автопортрет Брусиловского и одну из последних работ художника – портрет Николая II.

Основной массив выставки составили 46 экспонатов из частной коллекции бывшего мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана и его жены Юлии Крутеевой. Это самое крупное частное собрание художника. Ройзман и Брусиловский, несмотря на разницу в возрасте, общались, вместе ездили к наивным художникам, Евгений Вадимович с подачи Миши Шаевича покупал их работы, тем самым помогая им. Говорят, это тоже часть натуры Миши, который помогал всем – бездомным собакам и кошкам, птицам и людям. И даже тем, кто этой помощи, в общем–то, и не ждал…

Несколько работ представила вдова художника Татьяна Набросова–Брусиловская. Дополнили экспозицию авторские произведения как самого мастера, так и знаменитых художников его круга: Геннадия Мосина, Германа Метелева, Виталия Воловича, Алексея Казанцева из фондов Пермской художественной галереи – всего около 10 работ.

БУЙСТВО КРАСОК И МОЩНАЯ ЭНЕРГИЯ

Творчество Миши Брусиловского очень обогатило язык изобразительного искусства XX века: это было время, когда старое и новое уживались и боролись. Полное и окончательное признание Брусиловского, его громкая слава – история примерно двадцати последних лет его жизни. Но при всем этом Брусиловский был центром притяжения художественной жизни Екатеринбурга, с ним стремились общаться, к его мнению прислушивались, с ним считались.

В работах признанного мастера Урала, заслуженного художника РФ, почетного члена Российской академии художеств мы видим гармоничную и звучную картину: это и буйство красок, и очень мощная энергия, но при всем том постмодернизм – искусство, где есть игра образами прошлых эпох, стилями, где угадываются в том или ином контексте детали произведений других художников – Шагала, Кандинского, авангардных художников. Но это не цитирование и не перепев, это мощная личностная переплавка, переработка в свой собственный художественный язык – очень емкий и богатый. Определить Брусиловского по стилю однозначно очень сложно. Да, наверное, и не нужно. Он абсолютно неподражаем в цвете и в сложном образном строе, которые воплощает на картинах. Потому что при всем драматизме и высоком пафосе он их постоянно сбивает. У него есть юмор, ирония, много гротеска – и это именно тот язык, который наиболее применим для художественного языка XX века, для того, чтобы осмыслить реалии этого века, истории, чудовищную жестокость, войны и все то, что никак не сочетается с человеческой природой. Именно эта гротескность в творчестве Брусиловского, выраженная в разных формах, отвечает духу времени.

МИР – СКВОЗЬ ПРИЗМУ ЛЮБВИ

Как известно, в эпоху постмодернизма с жанрами все обстоит не так просто. А чистые жанры – вообще редкий случай. Но у Брусиловского все же есть очень большая галерея автопортретов, начиная от раннего автопортрета 1952 года до более позднего, где он уже зрелый, немолодой человек. Это не просто поиски какого–то живописного языка. Брусиловский изображает себя в тот момент, когда в нем что–то произошло, он что–то почувствовал – новый ход – сюжетный живописный, идейный, духовный.

Создавал Брусиловский и композиционные портреты современников. И это не просто изображения человека на некоем нейтральном фоне, где все внимание сосредоточено на портретном сходстве, а композиционные портреты, где множество мифологизированных деталей, сюжетных ходов, которые образуют некое смысловое и образное поле вокруг человека на портрете.

Выделяются среди картин и замечательные портреты жены Татьяны Набросовой. Они невероятно красивы, пронизаны настоящей любовью, которая в человеке меняет ракурс восприятия жизни. И вот он уже видит весь мир по–другому – сквозь любовь. И это очень чувствуется в романтичных, лиричных и в то же время экспрессивных красках.

У Брусиловского много мифологических сюжетов. Причем с конкретными названиями: «Геракл и Антей», «Самсон и Далила», «Сусанна и старцы» и т. д. Но все они являются средством выражения отношения художника к действительности и современности. Через вечные истины, вечные сюжеты, которые в этих мифах заключаются.

Библейская тема вообще не уходит из его творчества, особенно в зрелый период, хотя зачастую могла появляться не явно, не в лоб, но с помощью каких–то символов и метафор, которые художник передает на полотне так, что понятно, о чем идет речь и что имеется в виду.

АГРЕССИВНЫЙ ЛЕНИН

В числе особых работ вернисажа – один из эскизов 1964 года к первому варианту картины «1918», принадлежащий Пермской художественной галерее.

– Эта картина необычна всем, – рассказывает искусствовед и заместитель директора галереи по науке Ольга Старцева. – Окончательный вариант хранится в Екатеринбурге. Это тот самый вариант, который заслужил признание самых противоречивых социальных групп – и партийного руководства, и художников неофициального искусства, и людей, которые открыты современному арту. И в этом ее парадоксальность – взволновать всех, самые непересекающиеся аудитории.

Работа над картиной в содружестве Миши Брусиловского и Геннадия Мосина шла с 1963 года и закончилась в 1968 году. Она готовилась для большой всесоюзной выставки. На нее был конкретный заказ. Но первый эскиз, который показывал замысел и объяснял общую тему и композицию, в итоге был свернут в трубочку. И законченный вариант разительным образом отличался от первоначального замысла. Самое главное, что взволновало в этой картине не только умы современников на тот момент, но и всколыхнуло воды отечественного искусства, и надолго, – это нарушение канона в изображении Ленина и изображения художественных интерпретаций событий, связанных с революцией. До этого существовали четкие канонграфические правила. Все мы знаем, каким образом воплощался образ Ленина: внимательно прислушивающийся, с лукавой улыбкой, образ камерный, лиричный – эдакий добрый дедушка. Не было разнообразия. Мосин и Брусиловский нарушают это. При всех живописных находках этой картины, при всем ее богатом колористическом решении, сложном, емком, она несет в себе черты плакатности. Тот слой смыслов, который должен считываться сразу, как и предписано плакату, не допуская инотолкований. Но самым главным был акцент на фигуре Ленина. Это уже был не Господь Бог – всепонимающий, всеслышащий, а фигура очень неоднозначная. Художники впервые отказались от прямых характеристик, от однозначности трактовок, оставляя это зрителю, кем бы он ни был. Поэтому образ Ленина заключает в себе и динамику, и трагический пафос, и драматическое напряжение, и самые отрицательные коннотации, и самые положительные. Во всяком случае, до этого образ кричащего вождя, достаточно агрессивный, еще не существовал в советском искусстве. Поэтому эскиз к этой работе – очень важная часть коллекции и творчества Миши Брусиловского. Собственно говоря, после этой картины, которая потом объездила весь мир и завоевала всяческие международные награды, у художника был выбор: либо пойти по конформистскому пути, либо быть самим собой. Что и сделал Брусиловский…

Все, кто помнит Мишу Брусиловского, вспоминают о нем легко, светло и свободно. Широта и теплота натуры. Он очень много работал, легко писал и также легко расставался с картинами. Сотни его произведений сегодня находятся в Европе, Америке, в частных коллекциях, в собраниях центральных российских музеев, не говоря уже о государственных музеях. Ближайшие – в Екатеринбурге, Ирбите.

Остается добавить, что три зала выставки будут работать до 5 мая.    

Иван Семенов 


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений 

Геннадий САНДЫРЕВ, член регионального штаба ОНФ, руководитель группы компаний «Налоги и право»

Особого внимания заслуживает отмена возможности двусмысленного трактования законов