Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Июнь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

«Читаем» город с Пастернаком


«Читаем» город  с Пастернаком

Ко Дню города IN постарался увидеть Пермь  глазами нобелевского лауреата

Лет так через «дцать», как обещают фантасты, иллюзию погружения в «картинку» мы будем получать не с помощью 3D–технологий, а посредством эффекта перемещения во времени. Согласитесь, гулять по знакомой улице лет сто назад, да еще по следам любимых литературных героев, очень увлекательно.

Попробуем «прочитать» любимый город. Не ту Пермь, которая построена правильнее Нью–Йорка, по мнению Мельникова–Печерского. И не «кишащую упырями провинцию Пермь», куда несет сквозь эпохи набоковского героя. Прогуляемся с Борисом Леонидовичем.

YOU ARE NOT FROM PERM!

YOU ARE FROM YURYATIN!

Примерно так 13 лет назад в Мюнхене пытался поразить нас знаниями русской литературы студент Юрген, поклоннк Булгакова и Пастернака, теперь наш хороший друг. «Доктор Живаго» когда–то уверенно пробил «железный занавес». А в популярном в Европе путеводителе по Транссибу «Trans–Siberian hand book» несколько страниц посвящались Перми: «The city of Perm, Pasternak`s Yurytin in Dr. Zhivago».

«Тракт наш знаменитый, каторгой воспетый», судоходная река Рыньва с железнодорожным мостом, взорванным отступающими войсками Колчака, дом с колоннами – вот он Юрятин – Пермь Пастернака. Город, взбирающийся на гору… Таким открылась Пермь самому писателю, когда в 1916 году он подъезжал к городу по железной дороге со стороны Мотовилихи. В Юрятине Пастернак «сгустил пространство, сблизив Мотовилиху–Развилье с районом Перми I», отмечает в своей книге «В поисках Юрятина» Владимир Абашев, основатель и директор Пермского общественного фонда культуры «Юрятин». Книга – занимательный лирический путеводитель, советуем почитать. А мы зацепим лишь несколько пастернаковских мест. Начнем с «Детства Люверс». Ведь книга так и начинается: «Люверс родилась и выросла в Перми».

ЛЮВЕРС РОДИЛАСЬ И ВЫРОСЛА В ПЕРМИ

«Тут в Перми есть все, что бывает нужно в городах, по ценам, которые значительно ниже ваших московских. Не нужно ли чего тебе, или папе, или Шуре?», – писал Пастернак семье, посетив магазин «Мюр и Мерилиз» купца Дмитрия Ижболдина на углу улиц Осинской и Петропавловской (домом мы можем любоваться и сегодня). Возможно, много гуляя там, писатель и решился поселить юную героиню Женю Люверс на улице Осинской. В прошлом году в Перми вышло издание «Детства Люверс», где впервые в мире иллюстрации к книге известного писателя сделали дети, жители Прикамья. Авторы идеи Екатерина Лившиц и Анастасия Фирсова обратились к потомкам писателя, у которых есть авторские права на издание книги. Выяснилось, что потомков у Бориса Пастернака оказалось аж семнадцать. И все дали положительный ответ

Итак, выходим из трамвая, поднимаемся по круто уходящей вверх улице Осинской – к Каме. Ведь из окон дома Жени было видно Каму. Где–то здесь в угловом двухэтажном доме на улице Осинской Борис Пастернак и поселил семью инженера Люверс, служившего на заводах реки Чусовой, прописав дом в мировой литературе. Вот только дома, похоже, уже нет. По книге Абашева, написанной 14 лет назад, домом Люверс мог быть один из двух угловых домов: по четной или нечетной стороне улицы. Возможно, тогда они и были. Как стоял до конца девяностых на углу улиц Осинской, 2 и Окулова двухэтажный купеческий дом, а потом снесенный. На днях я прогулялась по улице Осинской в надежде найти хоть какое–то старенькое двухэтажное сооружение с нечетной стороны. Но увидела забор, за которым – печально известный долгострой «Дом Люверс», срок сдачи которого в очередной раз перенесен. Видна за забором и крыша старенькой развалюхи, но здесь остается только гадать.

 

В повести о детстве Жени хорошо обозначены быт и занятия интеллигентной пермской семьи: прогулки ребенка с гувернанткой по улицам Оханской и Сибирской, дачное лето в Верхней Курье. Вписалось в произведение Пастернака и здание провинциального речного вокзала, где героиня прощается с Пермью. Из окон вокзала Женя видит улицу, идущую вверх, в Разгуляй (Соликамская, ныне улица Горького), старые деревянные кварталы Перми на Егошихинской горке.

«Едва ли где–нибудь в другом месте в России устроен вокзал так удобно, как в Перми: только перей–ти дорогу – и на пароходе», – замечал Мамин–Сибиряк. Каменное здание вокзала строилось в 1878 году под руководством архитектора И. Н. Быховца и было выполнено в стиле модерн. Облик пермского вокзала начала ХХ века остался жить в повести «Детство Люверс»: «Это был вокзал провинциальный, без столичной сутолоки и зарев, с заблаговременно стягивающимися из ночного города уезжающими, долгим ожиданием; с тишиной и переселенцами, спавшими на полу, среди охотничьих собак, сундуков, зашитых в рогожу машин и не зашитых велосипедов».

Город на горе – колыбель Жениного детства – прощается с девочкой, с тем, чтобы дать дорогу другому главному герою Пастернака – Юрию Живаго.

ЮРЯТИНСКАЯ ЧИТАЛЬНЯ

С юрятинской читальни Юрий Живаго и знакомится с городом. От Самдевятова доктор, которому нужно было почитать материалы по этнографии и истории края, слышал, что в городе есть замечательная библиотека из богатых пожертвований.

Вот она, прописавшаяся на скрещении улиц Сибирской и Петропавловской, Пушкинская библиотека или, справедливее, Дом Смышляева, построенный архитектором Петром Васильевым для городского главы Ивана Романовича Жмаева. Впрочем, славных имен, как и событий, связанных с домом, предостаточно. Здесь строились, перестраивались и жили с конца XVIII века. В начале XIX века домом владел прадед Сергея Дягилева – губернский казначей Дмитрий Васильевич Дягилев. У наследников Дягилева дом купили Смышляевы, и 22 года здесь прожил пермский просветитель Дмитрий Смышляев. После смерти жены, уезжая в Палестину, Смышляев продал дом в казну, после чего там «хозяйничала» Пермская городская Дума, а с 1876 года городская общественная библиотека впервые получила помещения на втором этаже особняка.

Здесь Пастернак листал книги по местной истории, связанной с пугачевским прошлым Прикамья. Вот и Юрия Живаго в юрятинской библиотеке мы застаем за чтением работ по истории пугачевщины.

«Многооконный читальный зал на сто человек был уставлен несколькими рядами длинных столов, узенькими концами к окнам», – скупое замечание о юрятинской библиотеке в романе близко тому, что и сегодня мы видим в Пушкинской. Автор точно сохранил в романе и ориентацию здания библиотеки по сторонам света. Доктор обыкновенно проводил здесь утренние дообеденные часы и невольно наблюдал за перемещением солнца, периодами ослеплявшего читающих.

 

Перелистывая заказанные им книги, доктор с любопытством вглядывался в лица юрятинцев, заполнявших постепенно читальный зал. Так он и приметил сестру милосердия Ларису Антипову. Теперь он понимает, что во сне его не случайно тянуло в Юрятин. На закладке в книжке, оставленной Ларой, читался ее домашний адрес: «Купеческая, против дома с фигурами». Теперь мысль о Ларе не покинет доктора ни на минуту, и в один из своих ближайших наездов в город он непременно пойдет на Купеческую искать «Дом с фигурами».

Недалеко от Пушкинской библиотеки, в Театральном сквере, в 2009 году появился памятник Борису Пастернаку. Очень символично, что памятник, созданный Еленой Мунц, расположен совсем рядом с той самой юрятинской читальней, где вновь пересеклись судьбы героев романа: Юрия Живаго и Лары Антиповой.

Выйдя из театрального сквера, мы пересекаем улицу 25 Октября и идем по улице Петропавловской мимо краснокирпичной стены и решеток сельхозакадемии. Когда–то здесь были просторные классы Мариинской женской гимназии, где юные гимназистки восторженно слушали молодого учителя математики Павла Антипова. А мы идем на улицу Ленина, 13 – к «Дому с фигурами ».

ДОМ С ФИГУРАМИ

«Дом с ангелами», «дом с человечками» – как только ни называли этот дом, а благодаря Пастернаку прочно привилось «Дом с фигурами», известного каждому горожанину, возле которого разворачивается драма Юрия и Лары. Исследователями давно доказано, что таинственный дом с фигурами – это Дом Грибушина. Трудно представить, что когда–то здание было приговорено к уничтожению, но чудом его избежало благодаря ученым Пермского отделения УрО РАН.

Живаго узнает, что в Юрятине этот дом был известен всем как местная достопримечательность, и найти его не составило труда. Выйдя из библиотеки, доктор прошел несколько кварталов и вскоре уже стоял на углу улицы Купеческой и Новосвалочного переулка против заинтриговавшего его здания. «Доктору на мгновение почудилось, что из дома вышло все женское население на балкон и, перегнувшись через перила, смотрит на него и на расстилающуюся внизу Купеческую».

 

Красивый особняк в стиле живописного модерна был построен в 1895–1897 годах пермским архитектором А. Б. Турчевичем для семьи чиновника Кашперова, но спустя пару лет перекуплен сыном миллионера Поклевского–Козелл. В 1905 году дом переходит к чайному королю Сергею Михайловичу Грибушину, перестроившего его на свой лад.

В 1919 году Грибушины эмигрировали за границу, и в доме расположилась гарнизонная офицерская лавка, затем – военный госпиталь. Позднее здание открыло двери для детской больницы, просуществовавшей в доме до передачи его в 1988 году Пермскому научному центру УрО РАН.

На фасаде этого дома изображены лица дочери Грибушина в разном возрасте. И лица эти, стилизованные в духе античной скульптуры, создают таинственный эффект. Талантливый скульптор–самоучка Петр Агафьин, исполнивший лепные украшения, выбрал из семейного альбома все фотографии будущей наследницы от 5 до 17–летнего возраста и смоделировал по ним изображения лиц. При реставрации портретность масок пропала. Но это сегодня. А Пастернак стоял перед грибушинским особняком в 1916 году, когда все детали были еще не утрачены временем.

ДОМ ЛАРЫ, КОТОРЫЙ МЫ УЖЕ НЕ НАЙДЕМ

«Их объяснение происходило в пустой, необжитой Ларисой Федоровной комнате, выходившей на Купеческую. По Лариным щекам текли неощутимые, несознаваемые ею слезы, как вода шедшего в это время дождя по лицам каменных статуй напротив, на доме с фигурами».

Отсюда мы понимаем, что дом Лары, «против дома с фигурами», расположился по ул. Ленина, 16, напротив знаменитого особняка. Это место уже вошло в мировые путеводители. В 2007 году английская туристическая фирма Russian Experience объявила тур, посвященный 50–летию романа «Доктор Живаго». Английским туристам предлагалось путешествие в Пермь–Юрятин. Lara`s House — один из пунктов этого маршрута.

Но «Дома Лары» уже не существует, он был снесен как раз в 2007 году, в рамках реконструкции квартала, несмотря на многочисленные сборы подписей против сноса. Через год по адресу: ул. Ленина, 16 появится городская поликлинка. Остался только «Дом с фигурами» – особняк Грибушина с каменными масками женских лиц, как безмолвный свидетель, напротив которого и развернулась драматическая жизнь героев романа. Но это в будущем, а пока московский доктор Живаго ищет дом, где живет Лара.

Не зная, что в дом можно войти с улицы через парадный вход, Юрий Андреевич пошел двором. Его встреча с Ларисой Федоровной была ошеломляюще внезапной. «Сильный порыв ветра поднял тучу пыли и на мгновение завесил двор от доктора. Когда облако рассеялось, он увидел Антипову, шедшую с ведрами от колодца. Постоянно верная своей естественности, она ни одним возгласом не выдала, как изумлена и озадачена. Пригласила доктора в дом». Так произошла встреча, перевернувшая жизнь героев….      

Лиза Шандера


IN-календарь
INосказательно
Геннадий САНДЫРЕВ, руководитель группы компаний «Налоги и право»

Проблема недобросовестного бизнеса мешает развиваться добросовестным предпринимателям.     

Любовь Елсукова, директор  ООО «Деловой Интерес»

Уже десятый раз в краевой столице проходят «Дни пермского бизнеса»  

Геннадий Сандырев: "Пермь узнаваема под любым именем"

В преддверии Дня города IN встретился с Г.Г.Сандыревым, руководителем ГК "Налоги и право"