Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Оптимистичный макет


Оптимистичный макет

С выездами за границу пермскому двигателю ПД–14 не очень везет.

Вот и на закончившемся 52–м аэрокосмическом салоне в парижском пригороде Ле–Бурже пермский двигатель присутствовал лишь в виде макета.

Впрочем, таким же номинальным было и участие в выставке всех 34 российских компаний, представленных в Ле–Бурже, включая ОАК и ОДК. Из–за санкций французы запретили российской стороне выставлять даже часть макетов, прежде всего в области военной авиации. А поскольку взлетевший в конце мая МС–21 перегнать во Францию наши даже и не пытались, ссылаясь на возможные проблемы с таможней, Россию представлял один–единственный «Суперджет», да и то в раскраске мексиканской авиакомпании Interjet.

А ведь всего шесть лет назад, в 2011 году, в Ле–Бурже приезжал Путин, а российские «Стрижи» и «Витязи» поражали французскую публику фигурами в небе. Нынче об этом не приходится и мечтать. Правда, президент ОАК Юрий Слюсарь говорил, мол, в кулуарах представители западных компаний выражали усталость от санкций, но мало ли что они там выражали. Единственная надежда – что на предстоящем МАКСе–2017 в подмосковном Жуковском отечественный авиапром предстанет во всей красе. Хотя до объемов Фарнборо и Ле–Бурже российскому авиационно–космическому салону, конечно, еще расти и расти.

Как обычно, в Ле–Бурже бились два западных авиагиганта, «Боинг» и «Эрбас», причем с большим отрывом победил американец. «Боинг» набрал заказов на 571 самолет общей стоимостью в 75 миллиардов долларов, а европейский консорциум – только на 326 самолетов, за которые покупатели готовы заплатить 40 миллиардов долларов. Итого 115 миллиардов долларов, а в 2015 году заказов набралось на 130 миллиардов, так что этот Ле–Бурже – еще не самый крупный.

На наши макеты никто особо не покушался, хотя тот же мексиканский Interjet анонсировал опцион на десять «Суперджетов». Кроме того, российским SSJ–100 интересовались словенская авиакомпании Adria и китайские авиаперевозчики – это еще 12 и 10 лайнеров соответственно, хотя это даже не опционы, а только переговоры.

Россия взяла реванш в другом – во время проведения выставки стало известно, что наша страна выиграла тендер на поставку корабельных вертолетов для египетских вертолетоносцев «Мистраль». Как заявил Дмитрий Шугаев, директор федеральной службы по военно–техническому сотрудничеству, «мы можем с удовлетворением констатировать, что РФ выиграла этот тендер и поставит Египту свои Ка–52К». Сейчас обе страны согласовывают технический облик вертолета и финансовые условия контракта...». По его словам, работа над документом достаточно «вязкая», но контракт «значимый». Можно даже сказать – знаковый, ведь вообще–то это те самые «Мистрали», которые Франция отказалась нам продать.

Кроме того, аргентинцы интересовались возможностью приобретения самолетов–амфибий Бе–200, представители Эмиратов – Су–35С и даже истребителем следующего поколения.

В ходе выставки было также объявлено, что Россия и Республика Беларусь подписали контракт на поставку эскадрильи истребителей Су–30СМ, рассчитанный на три года. Кроме того, в эти же дни Россия поставила Нигерии первые два вертолета Ми–35М из 12 машин по специальному контракту, рассчитанному до 2018 года.

Наконец, ОАК неожиданно договорилась с канадской фирмой Pratt&Whitney Canada об использовании двигателей PW127H на самолетах Ил–114–300, подготовка к выпуску которых ведется в Луховицах. Вариант с PW127H, скорее всего, будет предложен Индии и Ирану, которым ранее Россия предложила наладить лицензионный выпуск Ил–114.

Для жителей же Пермского края наиболее интересным был сосед ПД–14 на стенде ОДК – макет французско–российского двигателя SaM146 для «Суперджета». Видимо, по геополитическим причинам он представлялся именно как российский, причем на выставке было объявлено о планах компании PowerJet (СП Safran Aircraft Engines и «ОДК–Сатурн»), выпускающей SaM146, повысить его локализацию в России.

В марте на заседании Авиационной коллегии об этом же говорил глава ОДК Александр Артюхов, заявивший, что перед корпорацией «стоит задача по увеличению уровня локализации производства двигателя в РФ. На первом этапе – с увеличением степени локализации до 55 процентов, на втором этапе – до 80 процентов…».

Сами французы, которые все равно остаются держателями технологий, готовы пойти на частичную локализацию производства в РФ лишь при наличии дополнительного рынка сбыта. По словам президента PowerJet Марка Сореля, это могут быть поставки SaM146 для модифицированного «Суперджета» с увеличенной вместимостью до 130 мест или для ремоторизации самолетов–амфибий Бе–200. Однако, учитывая, что на Sukhoi Superjet 100 с увеличенной вместимостью ранее предполагалось ставить пермский ПД–14, эти планы выглядят несколько странно. Впрочем, также вполне возможно, что все это чистой воды политика.

В любом случае, работы всем хватит. По оценке «Боинга», в ближайшие 20 лет мировой авиационный рынок ждет настоящий бум, поскольку авиаперевозчики нуждаются в массовом обновлении парка. А это ни много ни мало 41 тысяча самолетов стоимостью в 6,1 триллиона долларов. Только российским авиакомпаниям до 2036 года понадобится не менее 885 самолетов. Спрос на рынке СНГ составит до 1230 машин. Сколько из них будет МС–21, пока сказать сложно; во всяком случае, корпорация «Иркут» собирается выпустить более 1000 новых авиалайнеров. Еще сложнее сказать, сколько из них будут летать на пермских двигателях ПД–14.

Но даже если только половина – это уже целая тысяча двигателей, работа для «ОДК–Пермские моторы» на 20 лет вперед. К тому времени «Авиадвигатель» уже разработает тяжелый двигатель ПД–35, потом и еще что–нибудь появится. Так что в Ле–Бурже даже маленький макет ПД–14 смотрелся вполне оптимистично.

Иван Семенов


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений