Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Алексей ВЕЛИЧКО: «У Европейского суда по правам человека – в России большое будущее»


Алексей ВЕЛИЧКО: «У Европейского суда по правам человека – в России большое будущее»

Председатель Пермской краевой коллегии адвокатов «УРАЛ» Алексей ВЕЛИЧКО рассказал IN о том, насколько эффективно Европейский суд по правам человека защищает права граждан и почему процедура обращения в ЕСПЧ не так проста, как кажется.

— Алексей Валерьевич, расскажите, пожалуйста, о коллегии и истории ее создания.

— Коллегия у нас еще очень молодая, но юридический стаж у ее членов вполне солидный. Лично у меня он начинается с 1999 года, когда я окончил Пермский филиал Московского юридического института Министерства внутренних дел РФ. Пошел работать следователем, на землю, в район. Адвокатом являюсь с 2010 года. Андрей Харин — мой бывший однокурсник, в адвокатуру пришел в 2011 году после работы в прокуратуре. Остальные коллеги — представители гражданских вузов. Ирина Гаврилиди – выпускница кафедры гражданского права классического университета г. Перми – ПГНИУ. Имеет стаж в юридической профессии более 12 лет по основному направлению деятельности – экономическим, семейным и трудовым спорам. В адвокатуре с 2016 года. Татьяна Сусанова – выпускница кафедры гражданского права Санкт–Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права. Имеет стаж в юридической профессии более 9 лет. В адвокатуре с 2016 года. Наша коллегия занимается всеми делами, связанными с экономическими спорами в той или иной отрасли права. «Под ключ», если можно так сказать в этой ситуации. Работаем мы и с представителями научного юридического сообщества.

Большую помощь нашей коллегии оказывает Евгения Любимова, преподаватель кафедры предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса ПГНИУ. Для коллегии очень полезно сотрудничество со специалистом в любом цивильном процессе, потому что иногда возникают тонкие процессуальные вопросы, на которые может ответить только он. Мы стараемся совмещать теорию с практикой, пока получается отлично.

— Часто ли пермские адвокаты привлекают к своей работе представителей науки?

— К сожалению, пока нет. Но это очень полезно, и я считаю, что такую практику нужно применять повсеместно. Когда человек хорошо разбирается в теории и одновременно практикует, качество его работы становится заметно выше, как для его доверителей, так и для его коллег–адвокатов, судей, прокуроров, следователей — одним словом, всего юридического сообщества.

— Расскажите про Вашу деятельность, связанную с Европейским судом по правам человека. Насколько это важно Вам и Вашим клиентам?

— Мы ищем эффективный способ защиты в тех случаях, когда мы не можем найти его здесь. Институт ЕСПЧ — это очень эффективный способ защиты прав граждан. Так, например, роль адвокатуры в России обсуждалась на VII Петербургском международном юридическом форуме, где юристы подняли в действительности важную тему — снижение значения адвокатуры в судопроизводстве. Звучали, в том числе, такие высказывания: «Государственные органы так построены, что мастерство юриста в общении с ними не играет роли. Вы можете быть отличным специалистом и оратором, но, если есть установка решить дело не по закону, ее не преодолеешь». К огромному сожалению, такие явления имеют место. В связи с этим роль ЕСПЧ в некоторых случаях переоценить невозможно. Страсбургский суд является эффективным способом защиты нарушенных прав.

— Расскажите подробнее о ЕСПЧ и процедуре обращения. Обязательны ли решения ЕСПЧ для исполнения на территории РФ?

— Европейский суд по правам человека многие воспринимают как суд четвертой и последней инстанции, каковым он, разумеется, не является. Важно понимать, что ЕСПЧ не рассматривает какое–то конкретное решение национального суда, не пересматривает этого решения, он рассматривает жалобы на нарушение той или иной нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года. То есть гражданин — физическое лицо или юридическое лицо направляет жалобу в ЕСПЧ о том, что нарушено его право, закрепленное Конвенцией, например, право собственности или право на справедливое судебное разбирательство. В жалобе он указывает на нарушение базовых принципов Конвенции, а не на несогласие с конкретным судебным решением. Из–за непонимания специфики деятельности и процедуры обращения в ЕСПЧ большое количество жалоб еще на первом этапе рассмотрения (single–judge) признаются неприемлемыми и остаются без рассмотрения, потому что роль ЕСПЧ заключается исключительно в установлении нарушения той или иной нормы Конвенции. И если ЕСПЧ признает такое нарушение, то он выносит соответствующее постановление, которое является основанием для пересмотра дела в национальном суде.

— А Вам часто приходилось обращаться в ЕСПЧ?

—Здесь надо учитывать следующее. Процедура обращения в ЕСПЧ достаточно сложная, требующая глубокого погружения в проблематику вопроса, послужившего поводом для такого обращения, при условии, что суд рассматривает жалобы, связанные с нарушением только тех прав, которые гарантированы Конвенцией и протоколами к ней. В остальных случаях жалобы отклоняются (это к стадии single–judge). В качестве определяющего условия принятия жалоб к рассмотрению Конвенция формулирует требование об исчерпании всех внутригосударственных правовых средств защиты. Это значит, что защиту прав человека должны обеспечивать прежде всего национальные суды, которые обязаны признавать принципы и нормы Конвенции в качестве приоритетной основы своей деятельности. Таким образом, при подборе способа защиты нарушенных прав клиентов наша коллегия тщательно прорабатывает и ссылается на конкретную практику ЕСПЧ, чтобы суды в процессе придерживались принципов состязательности и законности, закрепленных в российском законодательстве, создавая таким образом почву для дальнейшего обращения в ЕСПЧ.

Также особое внимание следует обратить на правило, согласно которому ЕСПЧ может принять дело к рассмотрению после исчерпания национальных возможностей и лишь в течение шести месяцев (пока еще шести, будет в течение четырех) с даты принятия окончательного решения на национальном уровне. В рамках гражданско–процессуального, арбитражно–процессуального производств — вторая кассация (Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ соответственно). В рамках уголовно–процессуального, административного производств – апелляционная инстанция.

Поскольку процедура исчерпания всех внутренних средств правовой защиты носит длительный характер, уже на сегодняшний день в коллегии есть несколько дел в завершающей стадии, которые в ближайшей перспективе могут отправиться на рассмотрение в ЕСПЧ (в случае если последняя судебная инстанция не изменит первоначальных незаконных решений судов первой инстанции).

Так сложилось, что в условиях современности наше законодательство изменяется, зачастую кардинально и стремительно. Оно совершенствуется, приспосабливаясь к новому времени и новым условиям. Появляются новые требования, сроки, условия, механизмы и процедуры. Поскольку законотворческий процесс идет постоянно, члены нашей коллегии в оперативном порядке отслеживают все изменения в законодательстве, занимаются постоянным саморазвитием, а также активно участвуют в мероприятиях Европейского Центра правового сотрудничества (Centre Europeen de cooperation juridique Strasbourg, France), проводимых непосредственно при ЕСПЧ.

Эта организация устраивает «круглые столы» и практические занятия при ЕСПЧ для адвокатов не только из России, но и других стран–участниц Конвенции. Так, например, в апреле 2016 года я посетил семинар, на котором рассматривались вопросы о защите права собственности. В сентябре 2017 года два члена нашей коллегии вновь поедут на практический 5–дневный семинар в сотрудничестве с Советом Европы. Место проведения семинара Совет Европы, г. Страсбург, Франция, где речь пойдет о всех этапах прохождения жалобы — от ее написания до рассмотрения и принятия решения. В этом семинаре примут участие адвокаты из России, Италии, Украины. От России будет 30 человек, в том числе два адвоката нашей коллегии. Возглавит делегацию адвокатов РФ Генри Маркович Резник — вице–президент ФПА РФ, вице–президент АП г. Москвы.

— Как Вы считаете, насколько широко может быть использована практика обращения в ЕСПЧ в нашей стране?

— Думаю, достаточно широко. 21 апреля в Общественной палате РФ прошел «круглый стол» по проблеме сноса жилых построек по искам нефтегазовых компаний. И там заместитель секретаря ОП РФ Александр Музыкантский достаточно резко высказался о том, что если собственники домов, пострадавшие от владельцев магистральных трубопроводов, дойдут до ЕСПЧ, то Европейский суд будет признавать незаконными одно за другим решения российских судов. Конечно, публичные интересы государства — в данном случае безопасность граждан — выше права собственности конкретного человека. Но коль скоро государство в установленном законом порядке выдало свидетельства права собственности, то оно обязано компенсировать стоимость этого имущества, причем стоимость рыночную, а не какую–нибудь кадастровую. Что для граждан в данной ситуации не самый плохой вариант.

— Какие планы Вы ставите в ближайшем будущем?

— Одной из первостепенных задач мы считаем формирование практики защиты интересов наших доверителей в ЕСПЧ. Конечно, на это уйдет несколько лет, путь в ЕСПЧ небыстрый, средний срок рассмотрения дела — три года. Но нам не впервой заниматься этим, мы вели большое дело о банкротстве, длившееся почти шесть лет, там мы тоже формировали практику, которая попала в том числе и в справочную правовую систему КонсультантПлюс.

Кстати, скоро Арбитражный суд Уральского округа будет рассматривать нашу кассационную жалобу по признанию незаконными действия Ростехнадзора. Само дело — оно представлялось нам достаточно простым — касалось вопроса переоформления лицензии. Однако в наших требованиях нам отказали, причем в решении мы не увидели мотива, по которому нам отказали.

Когда суд выносит решение, оно должно отвечать трем основным требованиям: законность, обоснованность, мотивированность. Мотивированность означает логическое рассуждение судьи о том, как он связывает абстрактные нормы права и конкретные обстоятельства дела. В данном деле ни в решении первой инстанции, ни в постановлении апелляционной инстанции мотивов нет. Это противоречит как Арбитражному процессуальному кодексу, так и Конвенции о защите прав человека и основных свобод. И теперь мы хотим получить ответы в кассационной инстанции. Если мы не правы, мы должны знать, почему. Если мы снова не получим ответы на наши вопросы, то будем обжаловать решение во второй кассационной инстанции, далее в Европейском суде по правам человека. Потому что у каждого есть право на справедливое судебное разбирательство, а справедливость, с точки зрения ЕСПЧ, означает раскрытие мотивов, в том числе. Но чтобы ЕСПЧ признал жалобу приемлемой, мы должны исчерпать все национальные возможности правовой защиты. И мы просто обязаны пройти все инстанции, включая вторую кассацию, прежде чем защищать нарушенные права наших доверителей в ЕСПЧ.

Елена Климова

ПККА Урал лого

Адресная информация ПККА «УРАЛ»:

614039, г. Пермь, ул. Белинского, д. 49, оф. 21.

e–mail: ural@advokat59.com
web–сайты: www.advokat59.org
www.advokat59.com

адрес на FB: www.facebook.com/advokat59.org

тел./факс: +7 342 244 30 12


СПРАВКА IN

Европейский суд по правам человека — международный судебный орган по рассмотрению жалоб на нарушение прав человека, расположенный во французском городе Страсбург. Основанный в 1959 году, Европейский Суд по правам человека является компетентным в вынесении постановлений в отношении жалоб, поданных индивидуальными заявителями или государствами о нарушении Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года. Постановления ЕСПЧ являются обязательными для государств–участников и вынуждают правительства вносить изменения в законодательство, менять административную и судебную практику. Европейский суд по правам человека принимает жалобы от любого физического лица, юридического лица или группы таких лиц, исключение составляют только государственные органы и организации. Европейский суд принимает жалобы только после исчерпания эффективных внутренних средств правовой защиты.

ПРАКТИКА ВОПРОСА

Евгения Любимова

Евгения ЛЮБИМОВА,

юрисконсульт Пермской краевой
коллегии адвокатов «УРАЛ»

Сложность в применении норм права часто возникает из–за динамики законодательства.

Иногда трудно понять, в какой период и к каким взаимоотношениям применяются переходные положения закона. Например, в Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности», принятый в 2011 году, внесены поправки семнадцатью разными законами. Поэтому предпринимателю, однажды получившему лицензию, представляет большую сложность сохранить ее действие на фоне подобной правовой нестабильности. Защитить права предпринимателя — носителя лицензии в таком случае может только Конституция РФ, запрещающая обратную силу закона, ухудшающего положение лица.

Если взять в качестве примера лицензии на эксплуатацию взрывопожароопасного производственного объекта, то можно проследить, что в 2013 году изменилось наименование данного вида лицензируемой деятельности, и одновременно в переходных положениях было предусмотрено, что ранее выданные лицензии сохраняют свое действие. В 2014 году появилась общая норма о том, что носителям лицензии необходимо переоформить лицензию, если законодателем внесены изменения в наименование лицензируемого вида деятельности. Здесь возникает вопрос: распространяется ли обязанность, появившаяся в 2014 году, на изменения закона, произошедшие в 2013 году? Я убеждена, что нет, поскольку подобная обязанность ухудшает положение предпринимателя, поэтому Конституцией РФ запрещено действие нормы в прошлое. Вместе с тем, в судебной практике встречаются разные решения, и мы участвуем в деле, где суды посмотрели на дело иначе.

Предпринимателю, имеющему лицензию, помочь разобраться в действии норм должны органы государственной власти и местного самоуправления, сопровождающие соответствующий вид лицензируемой деятельности. Такую же функцию я вижу за Уполномоченным по правам предпринимателей. Сложность возникнет в ситуации, если незаконную обратную силу юридической обязанности придают сами государственные органы. В таком случае защита права возможна лишь в судебном порядке.


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений