Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Анна ФАДЕЕВА: «Оказаться на улице – просто»


Анна ФАДЕЕВА:  «Оказаться на улице – просто»

Пару лет назад бывший учитель географии, бездомный питерский экскурсовод Вячеслав Раснер, водивший нас по Невскому, внес серьезные коррективы в привычный для меня портрет бездомного. Признаемся честно, в нашем устоявшемся представлении – это некий опустившийся бомж, который ничего не хочет менять в жизни. А ведь он вполне может быть похож на вашего коллегу или соседа. Семейный конфликт, мошенничество риелторов – случаев, по которым человек оказался на улице, а может, и в чужом городе, предостаточно. И уж точно он имеет право на поддержку, понимание и достоинство, уверены в «Территории передышки». Это дневной центр, куда человек, оказавшийся в трудной жизненной ситуации, может прийти, получить горячее питание и одежду, пообщаться со специалистами, которые могут подсказать, как выкарабкаться из тупика. Продолжая истории неравнодушных, IN заглянул в «Территорию передышки» и поговорил с основателем центра Анной ФАДЕЕВОЙ.

Приюты — как гетто неуспешных людей

– А почему именно дневной формат?

– В Перми эта ниша пустовала. В городе есть два центра социальной адаптации, которые могут предоставить жилье на пару месяцев. Но это базовый минимум, у них недостаточно ресурсов, чтобы вникать в ситуацию каждого человека. Мы сознательно не делали приют, потому что классические приюты показывают неэффективность. Создается своего рода гетто неуспешных людей, из которого выбраться сложно. А почти все бездомные хотят выбраться, вернуться к обычной жизни. Никто не отказывается от работы. Оказаться на улице просто, а выбраться назад самостоятельно практически невозможно. Им нужна помощь.

Важный момент: никто не хочет иметь дела с бездомным человеком, если он плохо выглядит, но на улице совершенно нет возможности привести себя в порядок. Даже если ты чувствуешь, что это временные трудности, которые ты сможешь преодолеть, пара ночей на вокзале сделают так, что тебя не захотят брать на работу. Дневной центр нужен был городу, в Перми нет ни одного санпропускника или дезстанции, где люди могли бы привести себя в порядок, если они не проживают в государственном Центре социальной адаптации. Мы видели слезы человека, который оказался в трудной жизненной ситуации, и его не брали на работу, потому что он выглядел, как бомж.

Невозможно ко всем применить одну и ту же «таблетку»

– Как вы помогаете вернуться к прежней жизни?

– В«Территории» можно получить чистую одежду, горячий чай и перекус, консультацию юриста, медика, психолога, даже навести «марафет» у парикмахера–волонтера. Каждый человек индивидуален. Невозможно ко всем применить одну и ту же «таблетку». В мире сейчас основным методом социальной работы с бездомными является кейс–подход – разбор конкретного случая.

Чаще всего к нам приходят люди, у которых есть конкретная проблема, и они хотят ее решить: устроиться на работу, восстановить паспорт, чтобы работать официально или оформить инвалидность, найти родных. Есть и люди, которые живут дома, но имеют высокий риск бездомности: долги, выгоняют из дома близкие, они долго не могут найти работу и уже находятся в отчаянии.

Помним звонок: «Я стою на мосту, не хочу жить!» Нам тогда удалось вытащить Алину к нам. Выросла она в детском доме, а потом жилье не получила. Она не общалась с родными, у нее развилась алкогольная зависимость. В один момент у Алины опустились руки. Мы помогли найти ей подходящую работу на ферме: ухаживать за животными. Она даже личную жизнь наладила. У таких людей с глубоко несчастным, несложившимся детством, жизнь часто похожа на американские горки.

Алексей из Мурманска поехал работать вахтой, там обманули, забрали паспорт и вещи, денег не дали. Добирался парень автостопом обратно. В Прикамье шел по трассе, подобравший его мужчина привез к нам. Сейчас Алексей живет в хостеле и бесплатно помогает нам. В«Территорию передышки» обратился за консультацией по восстановлению документов – процедура хитрая, сам не разобрался. Заработал на госпошлину, отправился в миграционную службу. О своих успехах сообщает социальному работнику «Территории передышки»: «Я купил себе новые кроссовки!», «Я восстановил себе паспорт!» – новость еще лучше первой. Теперь копит деньги на билет домой в Мурманск.

Кто–то поссорился с женой, оставил семье жилье или его отобрали. Такая история очень распространена среди мужчин, которые обращаются к нам за поддержкой. На фоне таких событий потерял работу один из наших «гостей» Даниил, мы помогали ему ее искать. У него очень хорошо получалось чинить ноутбуки, телефоны, в нашем центре он ремонтировал технику, а деньги за это брать отказывался.

Мы учимся помогать людям, которые недавно вышли из мест лишения свободы. Поверьте, ситуации бывают разными – например, из отчаяния или по необходимости защиты слабого. И все эти люди сталкиваются с одним и тем же – их не хотят брать на работу. Даже если уже прошло 10 лет, даже если это была статья «за экономическую деятельность» еще в Советском Союзе. Мы выпустили «Справочник человека в беде» со всеми возможными сервисами в Перми, где можно получить помощь.

Люди предпочитают подавать милостыню

– Вы не просто помогаете, вы «лечите» проблему. Вам приходится уговаривать, убеждать?

– У нас есть определенный принцип: человек – сам эксперт по собственной жизни, мы, скорее, эксперты в помощи. Вова – 33–летний инвалид с ДЦП. Особенной инфраструктуры обучения, трудоустройствадля таких людей никогда не было, особенно в Вовином детстве. Люди предпочитают подавать милостыню, пускать первым за тарелкой супа на бесплатном ужине, вместо того, чтобы помочь ему научиться обходиться в этой жизни самому. У нас он поучаствовал в первом занятии в гончарной мастерской деревни «Светлая» и был очень впечатлен тем, что он может делать. Занятий у нас много самых разных, даже садовая терапия есть. На фестивале RED FEST мы представили открытки с картинами нашего подопечного – художника Игоря Еремеева.

Мы можем что–то подсказать, посоветовать, но мы не будем человека никуда отправлять, куда он не захочет: на лечение или восстановление паспорта. Человек имеет право на собственные решения, на эмоции, на боль. Вместе со специалистом он составляет план решения своих жизненных проблем.
Если хочет восстановить паспорт, мы расскажем ему простым языком, как выглядит процедура, сколько нужно денег, а наш гость постарается подумать, как он может это сделать сам. Если он не может с этим справиться, специалист включается плотнее, может сходить вместе с подшефным в миграционную службу. Можем помочь найти вакансии, но звонить и разговаривать с работодателем человек будет сам. Идеально, если обратившийся вообще не заметит помощи специалиста по социальной работе, и у него останется впечатление, что он всего добился сам. Это дает уверенность в своих силах.

– Видела подобные центры в Берлине. Использовали ли вы чей–то опыт?

– Дневной центр – это, безусловно, европейский подход. В России, кроме нас, может быть, один–два дневных центра всего. Мы сразу обратились за советом в легендарную санкт–петербургскую «Ночлежку». Это самая взрослая организация в России, которая занимается данной темой с 1990–х годов, их результат – 50% людей, обращающихся к ним в организацию, восстанавливают нормальную жизнь. Нас очень впечатляет и финская модель работы с бездомностью Housing First («жилье в первую очередь»). Там много интересных нюансов. Мы надеемся в будущем попробовать финскую модель в России.

– Дневной центр вы открыли при поддержке президентского гранта, финансирование заканчивается в августе. Что дальше?

– Поскольку финансирование дневного центра из источников президентского гранта заканчивается, а на новый грант мы подадим только в ноябре, нам очень нужна помощь. Грант покрывал часть наших ежемесячных затрат: на аренду, обязательные платежи, зарплату пяти специалистов. На это уходит 150 тысяч рублей в месяц. Но есть и много мелких затрат. Например, чтобы восстановить один паспорт, нужно 1500 рублей на государственную пошлину и 150 рублей на фото для документов. Поэтому мы рады помощи в любом объеме. Наши реквизиты и отчетность можно найти в группе vk.com/homelessperm. Нам всегда можно передать ненужную одежду и обувь в хорошем состоянии, средства гигиены, продукты, не требующие особых условий хранения. Все это можно привозить в любой рабочий день в дневной центр по адресу: ул. Луначарского, д. 130 (вход с обратной стороны от подъездов, цоколь посередине дома).

– В Берлине запомнился Fairteiler («справедливый распределитель»), куда каждый может принести еду (к примеру, завтра уезжаете на месяц). Каждый может взять, что угодно. Неважно, кто ты – миллионер, турист, бомж. Я знаю, пермяки откликаются и помогают центру…

– Нам хочется сказать «спасибо» многим людям. В выходные вы помогли семье пенсионеров, пострадавших от пожара. Грузчики вывезли часть обгоревшего мусора – разрушенной бани и части кровли дома, вещей из дома, что осталось. Люди отправляются домой, восстанавливают документы, находят работу. И все это благодаря вам, пермяки. Это мы с вашей поддержкой укомплектовали одного мужчину инвалидной коляской (поклон ребятам из «ДедМорозим»), а другого подопечного Центра социальной адаптации, который недавно начал снимать свою квартиру, – холодильником, электрочайником, электроплиткой и телевизором. Недавно нам начал помогать замечательный проект «Время мира». Это открытая благотворительная площадка, куда можно отдать одежду, обувь, аксессуары в хорошем состоянии. 

Лиза Шандера 


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений 

Геннадий САНДЫРЕВ, член регионального штаба ОНФ, руководитель группы компаний «Налоги и право»

Особого внимания заслуживает отмена возможности двусмысленного трактования законов