Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Юрий СТОЯНОВ: «Вы не получите от меня особого знака качества…»


Юрий СТОЯНОВ: «Вы не получите от меня особого знака качества…»

В Пермской краевой филармонии поклонники титана испанской литературы Мигеля Сервантеса и великолепного актера, народного артиста России Юрия Стоянова встретились с литературно–музыкальной композицией по книге «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». За музыкальные иллюстрации премьеры в Пермской филармонии отвечал ансамбль старинной музыки «Мадригал» Московской филармонии – один из старейших коллективов страны.

А после спектакля, прошедшего с огромным успехом, четырежды лауреат телевизионной премии «ТЭФИ», обладатель национальной кинонаграды России «Золотой орел», Кавалер Ордена Почета с большой неохотой дал интервью обозревателю IN. Вообще, в этом подозрительном, желчном, уставшем человеке с трудом угадывался вечный балагур и весельчак, которым когда–то был Юрий Стоянов: я отлично помню наше интервью с ним много лет назад, когда вместе с еще живым коллегой Ильей Олейниковым они хохмили после роскошного выступления «Городка» на сцене ДК им. Солдатова…

«На сцену я выхожу получать удовольствие…»

– Юрий Николаевич, как шла работа над спектаклем «Дон Кихот»?

- Вы ждете длинного ответа, а его не будет. Работа над всеми моими композициями, над всем, что я делаю в Московской филармонии, проходила всегда по одному и тому же сценарию. Была такая выдающаяся, не знаю, как сформулировать ее профессию - музыкальный редактор, автор композиции, креативный продюсер, сценарист, которую звали Ксения Суетина. Я говорю, к сожалению, в прошедшем времени, потому что ее не стало не так давно. Летом. Очень рано она ушла, в 51 год. Это была абсолютно феноменальная личность, которая не только знала музыку – мало ли людей знают музыку? У нее был особый талант: она очень чувствовала атмосферу музыки и чутко понимала, как эта музыка рифмуется и с какими литературными кусками. В «Дон Кихоте» использован более лобовой вариант, спектакль озвучен музыкой эпохи Возрождения, испанскими мелодиями. А вот в других программах – «Повести Белкина» Пушкина, «Малыше и Карлсоне», «Алисе в Стране чудес» музыка совершенно парадоксальна, неожиданна и удивительна.

Суетина мне предложила  сделать постановку по «Дон Кихоту», на что  я ей ответил: это самый скучный роман, который я когда-либо читал в жизни! Но все-таки доверился полностью. Вывод можно было делать только из того, как это все сосуществует вместе.

Вот и вся история. Несколько репетиций и сразу концерт. Я все и всегда пробую на зрителях. В том, что я делаю, процентов двадцать – импровизации. Поэтому музыканты из оркестра и смеются иногда прямо на сцене!

Спектаклю года четыре всего. Но мы не так часто его и играем. Как филармонические произведения исполняются? Дай Бог, три раза в год. Крайне редко.

- Это спектакль кто-то еще играет или он изначально делался под вас?

- Конечно, под меня. Но изначально под Дон Кихота (смеется). Все мои композиции универсальны. Но Ксюша знала, что я никогда не буду читать произведение, если в нем нет юмора и пронзительности, трагедии и смеха сквозь слезы. Если просто смешно – это не для меня. Мне это неинтересно. И просто грустно - неинтересно. Вещь обязательно должна быть парадоксальной.

- Что оказалось самым сложным в этом спектакле именно для вас?

- Знаете, я выхожу на сцену получать удовольствие. Мне много лет и уже немало лет я занимаюсь этим делом. Выходить бороться и преодолевать трудности я не люблю – ленивый. Трудности – они на репетиции. Зрителям должно передаваться ощущение легкости, как бы драматично не было то, что происходит на их глазах. А ты должен получать удовольствие – это единственное чувство, которое зритель идентифицирует и снимает: нравится или не нравится тебе то, что ты делаешь. Но на самом деле, это профессиональное чувство.

- Включен ли в ваш гастрольный график спектакль «Игра в городки»?

- Это же не от меня зависит. Здесь нужно понять, как организован этот бизнес… Как это не бизнес?! Именно бизнес, поверьте мне. Потому что есть импресарио, которые приглашают. Что они хотят? За 250-300 тысяч пригласить спектакль без декораций, привезти двух человек с чемоданами, из которых они и должны достать все декорации. Желательно, чтобы артисты прибыли поездом, где нет бизнес-класса, и чтобы гостиница была две звезды. На тебе, Боже, что нам негоже. Сыграли и уехали дальше. Дешево и сердито. Так не бывает.

Спасибо, что вы называет это спектаклем. На самом деле, это такой безбашенный актерский квартирник, в котором заняты только мужчины Московского художественного театра, потрясающие артисты, мои друзья, и это сделано из моей же книги «Игра в городки». Чтобы привезти этот спектакль, нужно обращаться в МХТ им. А. Чехова. А нам нужны только восемь торшеров, столько же табуреток, один экран, пять народных артистов и три заслуженных. Кто потянет? Пожалуйста! И деньги, заметьте, пойдут не нам, а театру.

«Пермские очереди меня убили…»

- В Перми последний раз были с Ильей Олейниковым много лет назад. Как вы оцениваете пермскую публику, как вас принимали в этот раз?

- Действительно, я был в Перми очень давно и с концертом совершенно другого формата. Это был концерт «ха-ха-ха» – просто смешной!

А первый раз я побывал в Перми в 1978 году. Это были самые первые гастроли в моей жизни. И сразу Пермь! Я как бы профессиональный молодой актер в составе большого профессионального коллектива. Наш самолет задержался, и вышло так, что мы прилетели в шесть утра. Помню, эта поездка меня просто потрясла. Я вырос в красивой, сытой Одессе… Ну вкусной, скажем так – тогда сытых городов просто не было. Учился в Москве, работал в лучшем театре Ленинграда. Все жили бедновато, но то, что я увидел в Перми, меня повергло в шок. В реальный шок! Потому что напротив администрации города был какой-то гастроном…

- Под номером один…

- Да, обком партии и магазин напротив. И на протяжении одного километра, порядка двенадцати минут надо было идти, стояла тысяча людей, и у всех на тыльной стороне ладони были номера, написанные пастовой ручкой. В этот день, а люди стояли с одиннадцати вечера, с восьми утра давали яйца и майонез. Меня тогда это просто убило!

Мне всегда было интересно общаться с людьми, и в Перми мне рассказывали, как здесь люди выживали. На заводах был популярен маршрут выходного дня. Покупались путевки. График был жесткий. К примеру, бригада из двадцати человек выбирает двух «засланцев», скидывается им на путевку. Эти двое летят в Москву, где их ждет туристический автобус. Но они платят водителю за то, что экскурсия будет не на Воробьевы горы и в Третьяковскую галерею, а в основные гастрономы столицы. По закону в то время сволочи при власти колбасу разрезали пополам, чтобы народ до своих детей довез ее не целой палкой… Привезенные продукты распределяли между всеми членами бригады. На следующей неделе в столицу за пропитанием отправлялись два других работника. Так жила вся страна. Но впервые с этим я столкнулся именно в Перми. Моя молодость тоже пришлась на то время, и мне ее уже никто не заменит. И для меня в том времени было много прекрасного. Только вот про это не надо забывать! Про эту очередь в Перми…

- Что удалось посмотреть в нашем городе?

- Когда? Я снимаюсь каждый день по 12 часов и отношусь к таким вот поездкам, как в выходному дню. Потому что я заснул в два ночи, в четыре  встал, в шесть был в аэропорту, в восемь прилетел, в семь вечера вышел на сцену. При этом два часа у меня пропали из-за разницы во времени. Что я мог увидеть? Из окошка гримерки разве…

- Вы много ездите по стране, видите множество людей. Пермская публика как-то отличается от другой?

- Вы не получите вы от меня особого знака качества. И я объясню, почему. Почему-то в каждом городе считают, что уж их-то публика безумно отличается от других! Главное, что я хочу сказать: публика разных регионов давно уже ничем не отличается, нет понятия провинциальной публики. «Ой, у нас люди музыку не знают, но они такие добрые! Они так хотели вас видеть!» Неправда, в зале я вижу профессиональных людей, прекрасно знающих музыку, замечательно слушающих текст, абсолютно адекватно реагирующих, так же, как в Москве, Санкт-Петербурге, Новгороде. Нет сегодня разницы! А есть общее понятие российской публики. Омичи это, или пермяки, или екатеринбуржцы. Просто есть более сдержанные или более открытые. Иногда стесняются смеяться: это же классический текст, но ведь смешно! Так что у вас адекватная, теплая публика.

Но у меня есть к вам вопрос: почему в таком огромном городе с таким знаменитым оперным театром, при наличии нескольких потрясающих дирижеров, в филармонии нет до сих пор своего симфонического оркестра?

Так вот я вам желаю, чтобы в таком огромном, знаменитом российском городе, в таком потрясающем регионе появился, наконец, свой симфонический оркестр, достойный этого города. Хотя бы в малом, камерном составе. И когда он у вас будет, тогда у вас появится возможность услышать еще шесть моих программ, которые уже созданы для исполнения с большим симфоническим оркестром.

- Зато у нас есть Оркестр русских народных инструментов, с которым, к примеру, народный артист России Сергей Гармаш читал «Руслана и Людмилу» Пушкина, и это было превосходно!

- Я тоже должен читать «Руслан и Людмилу»?

- Зачем? Выберете свой репертуар.

- Я не читаю то, что мне кладут на пюпитр! Я читаю то, что сделано очень талантливо. Не сомневаюсь, что с такими уникальными инструментами, как балалайки, которые обожаю, - я вообще считаю, что это великий инструмент по сустейну, по звучанию, по тому, как далеко она слышна, можно облагородить любой текст. И домра, и баян – ну, конечно, все это прекрасно! Но под это все должна быть подведена крепкая литературная основа, а не просто стишки под музыку, должна быть драматургия. Вот когда мне принесут такой материал, я с таким удовольствием его почитаю под русский народный оркестр – вы даже себе не представляете!

- А самому сделать хорошую драматургию слабо?

- Самому?! У меня из 362 дней – 364 – съемочные.

- Вы про новое шоу «100янов»?

- Да, уже 1 мая зрители канала «Россия» увидят первый выпуск юмористического шоу «100янов». Если кто-то не разгадал шараду, заложенную в название, и не догадался, кто станет ведущим, не стоит расстраиваться: по первым кадрам заставки становится ясно - это мое авторское шоу, где я предлагаю зрителю целую галерею смешных персонажей в духе знаменитого «Городка». А помогает мне целая плеяда замечательных артистов, многие из которых предстанут в совершенно новом и неожиданном амплуа. Это - Виктор Сухоруков, Владимир Меньшов, Мария Аронова, Михаил Ефремов, Игорь Золотовицкий, Сергей Шнуров, Григорий Сиятвинда, Андрей Мерзликин, Ян Цапник и другие.

Дмитрий Николаев


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор  газеты Dеловой INтерес

Администрации края и города могли бы стать лучшими Дедами Морозами Прикамья. Но им это не нужно. 

Геннадий САНДЫРЕВ, вице–президент  Палаты налоговых консультантов России

Отрасль налогового законодательства по сравнению с другими отраслями права достаточно объемна. 

Любовь ЕЛСУКОВА, член Совета  по предпринимательству и улучшению инвестиционного климата при губернаторе Пермского края

Пермский край попал в число регионов, где предпринимателей наказывают по малейшему поводу