Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Июнь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Высокие отношения


Высокие отношения

Сати Спивакова и Владимир Кошевой рассказали пермякам запутанную историю о любви

Весной в Пермской филармонии прошла премьера литературно–музыкальной композиции «Иван Тургенев. Метафизика любви» по одноименному сценарию известного кинорежиссера, народного артиста РФ Сергея Соловьева. Спектакль повествовал о близких и непростых отношениях русского писателя Ивана Тургенева и французской примадонны Полины Виардо. Популярные актеры Сати Спивакова и Владимир Кошевой не пытались с исторической достоверностью воспроизвести образы Виардо и Тургенева. Они существовали внутри театральной фантазии, созданной режиссером Алексеем Франдетти, импульсом к которой становится чтение сценария Соловьева. О спектакле, разновидностях любви и о круге чтения IN эксклюзивно поговорил с Сати Спиваковой и Владимиром Кошевым.

НЕ ПРОСТО ГРОМКАЯ ЧИТКА ВСЛУХ

– Сати, Владимир, когда вы впервые побывали в Перми?

Сати Спивакова: Впервые мы приехали в ваш город в ноябре прошлого года. Сначала мы сыграли с пианисткой Полиной Осетинской музыкальный спектакль «Нежность», а спустя несколько дней с Володей Кошевым представили мировую премьеру литературно–музыкального спектакля «Тайные сказы Бажова». Он был создан специально для Международного органного фестиваля вашей филармонии.

– Как и когда возникла идея «Метафизики любви»?

Сати Спивакова: Сначала идея возникла у нас в мыслях: у моих замечательных друзей: партнера, актера Владимира Кошевого и потрясающего музыканта Алексея Гориболя. Поняли, что хотим втроем сделать некое действо, с которым можно выступать. Чтобы это была стройная композиция, основанная на музыке и литературе. Потом оказалось, что в прошлом году, в ноябре, было 200–летие со дня рождения Ивана Сергеевича Тургенева. Мы долго рылись в переписках Тургенева и Полины Виардо и обнаружили, что она очень неравноценна, так сложилось. Вообще, Виардо – женщина–загадка. Когда Иван Тургенев умер в ее имении в Буживале, она, отправляя в Россию тело и личные вещи, приложила и их переписку. Там было 300 влюбленных писем Ивана Сергеевича и штук восемь писем Виардо, где она рассказывала, в каких нарядах блистала на сцене, как звучал голос, как ей рукоплескали. Она не оставила ответа на вопрос: любила она вообще Тургенева?..

Потом Володя вспомнил, что где–то существует сценарий Сергея Соловьева, не снятый, 1990–х годов, который назывался «Метафизика любви». Соловьев начинал снимать фильм об истории отношений Виардо и Тургенева, должны были играть Олег Янковский и Татьяна Друбич, было даже отснято несколько сцен, затем кончились деньги, умер Янковский, фильм был заморожен. И тут в силу вступили дружба и давние отношения: Алексей Гориболь очень дружен с Сергеем Соловьевым. Перерыв его архивы, он нашел забытый сценарий. Сергей Александрович сказал: «Я вас всех троих люблю, вы все замечательные, хулиганьте дальше!» Впервые мы выступили на фестивале Гориболя в Выборге в августе прошлого года, потом на итальянском фестивале наших друзей Suoni dal Golfo в городе Леричи и поняли, что это может как–то жить. После этого пригласили молодого режиссера Алексея Франдетти, который создал мизансцену, придумал видео, чтобы это не выглядело как сухая читка сценария со сцены под музыку, а чтобы это все–таки было похоже на мини–спектакль. Получилось «немножечко погружение в кино», так могло бы быть, если бы мы действительно играли в фильме.

Уже дважды представляли «Метафизику» в Театре Наций, видимо, этот спектакль – скрестим пальцы! – встанет в репертуар театра и тогда привезти его просто так, без согласия театра, будет не просто.

– Чем вам интересен жанр литературно–музыкальной композиции?

Сати Спивакова: Мне он очень нравится. Сейчас этот жанр снова входит в моду, людям, наверное, хочется какой–то камерной атмосферы: послушать голоса артистов, музыку. И артистам он тоже интересен, в нем есть что поискать. Мне он импонирует какой–то невероятной свободой, когда ты на сцене с человеком, которого чувствуешь, слышишь. Мы делаем вместе уже третью программу, в которой не связаны большой конструкцией спектакля. Это некая форма… не люблю слово «самовыражение», но это непременно форма большого актерского удовольствия,

– С чем связано возрождение интереса к жанру литературно–музыкальной композиции?

Владимир Кошевой: Сати уже все сказала, добавлю лишь, что для актера это возможность делать то, что ты никогда не сделаешь в театре. Это самостоятельный выбор материала, поскольку артисты – люди зависимые и у них есть только одно право – право отказа. А здесь есть право выбора, когда ты сам хочешь сделать конкретную историю из огромного количества литературы. Другое дело, что на сцене не все можно воплотить. Скажем, великий Качалов читал и Алексея Толстого, и Льва Толстого. Это было целое направление в искусстве. В советское время в сборных концертах принимали участие и артисты балета, и артисты драматического жанра. Рина Зеленая шутила, когда ее спрашивали за кулисами, кто там сейчас выступает? Она отвечала: «Не знаю, но кто–то громко читает вслух!» Не все умеют играть по–настоящему, поэтому кто–то просто громко читает вслух.

Главное в литературно–музыкальной композиции не актер, наверное, а все–таки автор. Часто режиссеры используют автора только как повод для своего высказывания. Сейчас театр очень разнообразен – он может быть и очень формальным, в том числе. А здесь на первом месте слово и только потом уже артисты. А музыка – лишь добавление к слову.

– А если бы в спектакле не было музыки?

Владимир Кошевой: Без музыки нельзя! Есть такая знаменитая история: Федерико Феллини мечтал снять фильм вообще без музыки. И понял, что это невозможно, потому что любой звук уже создает музыку и ритм. Героиня Сати пройдет по сцене, мы услышим звук ее каблуков, и это уже музыка. Слова и музыка – это шестое чувство, как писал Николай Степанович Гумилев. Они заставляют нас чуть–чуть измениться.

– Музыка выбиралась совместно?

Владимир Кошевой: Безусловно, это коллективный труд. Предлагал Алексей Гориболь. А мы говорили только: «Да! Да! Да!» Это – фрагменты тех арий, которые исполняла Полина Виардо. Также в спектакле звучит музыка Фредерика Шопена, Эрика Сати, Исаака Шварца и Леонида Десятникова.

«ВИАРДО ЛЮБИЛА ТОЛЬКО СВОЙ ГОЛОС И ДАР…»

– Сати, насколько вам близок образ Полины Виардо?

Сати Спивакова: Близок! Не скажу насколько – не измерю. Но близок. Актрисе должно быть комфортно существовать в любом образе, который она берет. С одной стороны, это Полина Виардо, а с другой – я, которая читает сценарий, написанный Соловьевым. Там есть и приближение, и отдаление.

– Тогда насколько вам близка женщина, которая позволяет себя любить, а сама не сильно–то отвечает взаимностью?

Сати Спивакова: А я думаю, что вообще–то, она любила! Она жила со своим мужем Луи Виардо и Иваном Тургеневым годы, даже десятилетия втроем. Так сложилась жизнь. От себя она не отпускала ни одного, ни другого. Оба ее очень любили. Здесь ведь, смотря как мы понимаем любовь? В случае с Полиной Виардо она больше всего любила свой голос. Даже не себя. Свой дар. Наверное, поэтому она всегда была немножечко недоступна, всегда немножечко над отношениями. Будь то муж, будь то русский писатель. Поэтому они и смотрели на нее снизу вверх. Им было страшно ее потерять, а она боялась потерять только голос. При этом она обо всех заботилась, была очень организованная и хозяйственная женщина. Она пережила своих мужчин, прожив почти 90 лет, окруженная детьми и внуками и вполне довольная жизнью.

– Владимир, насколько вам было комфортно в образе двух мужчин сразу?

Владимир Кошевой: Да, я читаю за Тургенева и за Луи Виардо. Как я их разделяю? Один человек очень практичный, другой – очень творческий и влюбленный. Их объединяет любовь к одной женщине. Любят они по–разному, но оба страстно. Однако принять друг друга в жизни Полины они смогли только под конец жизни. «Почему я не убил вас однажды на охоте?» –спрашивает Луи. «Потому что вы боялись, что это сделаю я!» – отвечает Тургенев.

– По–вашему, как двое любящих одну женщину мужчин могут мирно сосуществовать?

Владимир Кошевой: Это высшая степень отношений. Но это не любовь. Уважение – да. Как я могу любить другого мужчину, который любит твою женщину? Только уважать. И это больше чем любовь. Спектакль называется «Метафизика любви». Это значит преобразования, переход одного качества любви в другое. Точнее, количества в качество. Это очень эфемерное, эмпирическое чувство. Но, безусловно, все это наши фантазии, наши представления. А любовь может быть неразделенной, жесткой – любой!..

ОБЩАЯ ЛЮБОВЬ К МЕМУАРАМ

– Как вы готовились к роли, что еще читали, кроме переписки?

Сати Спивакова: Много чего, включая исследования и мемуары о Виардо на французском, поскольку владею языком. К сожалению, очень хаотично складывается все, что написано о Тургеневе. А написано много.

– А какие произведения самого Тургенева вам ближе?

Сати Спивакова: По детским ощущениям, «Стихи в прозе» и «Дворянское гнездо». Знаю точно – «Записки охотника» мне никогда не нравились! Хотя именно с ними он и прославился.

– Что составляет круг вашего чтения?

Сати Спивакова: Он такой большой, этот круг. Но спорадический. Люблю Ромэна Гари, он же Эмиль Ажар, Булгакова, Бунина. Очень люблю современного писателя Игоря Сахновского – нравится его стиль. Столько в последнее время читала всего, что теряюсь назвать кого–то конкретного. Очень люблю поэзию и воспоминания, биографии – много этого прочла. Обычно на тумбочке лежит большая стопка книг, читаю запоем, два раза в год, во время своих отпусков: в Новый год, когда мы с супругом уезжаем куда–нибудь далеко на океан, и летом.

Владимир Кошевой: Я тоже очень люблю мемуары, серию «Мой XX век», которая выходила в издательстве «Вагриус». Я перечитал, наверное, все, что там вышло, начиная от Марлен Дитрих и заканчивая Аркадием Райкиным и Юрием Никулиным. Вообще, актерские книги мне интересны. Хочется иногда услышать их подлинный голос, потому что это не та история, когда надиктованные книги пишут редакторы. Эти писали сами артисты. Люблю «Записные книжки» Чуковского, Ильфа и Петрова, Зощенко.

– Вы упомянули вашу третью совместную программу…

Сати Спивакова: Это не программа, а полноценный спектакль. С конца мая и в июне будем его играть в Школе–студии современной пьесы на основе поэзии Иосифа Бродского (вот, кстати, кого я очень люблю читать) и рассказа Дины Рубиной «Высокая вода венецианцев» – спектакль так и называется. Из Бродского тоже будут стихи о Венеции, но не только.

– Владимир, что у вас сегодня происходит в кино?

Владимир Кошевой: Снимаюсь в сериалах и жду выхода на экраны фильма «Одесса». Сюжет – Одесса 1970–х годов, еврейская семья. Моя роль – Арик, Арнольд, муж сестры жены главного героя Бориса, которого играет Евгений Цыганов. В городе свирепствует холера, и люди оказываются изолированными от мира…            

СПРАВКА IN:

Сати Спивакова

Окончила ГИТИС, на первом курсе снялась в дебютной картине – фильме–опере по мотивам «Ануш». Ведущая цикла передач «Мои истории» про популярных музыкантов, авторской программы «Сати», телепроекта «Камертон», программы «Нескучная классика» на канале «Культура».

В 2002 году вышла ее книга под названием «Не все». Это мемуары телеведущей, рассказы о беседах с российскими знаменитостями в сфере искусства и литературы, с которыми ей довелось повстречаться.

Владимир Кошевой

В 2002 году окончил РАТИ (ГИТИС) курс М. В. Скандарова. Владимир Кошевой стал широко известен после экранизации романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» (режиссер – Д. Светозаров, 2007), где исполнил главную роль – Родиона Раскольникова. Маниакальная, извращенная русская духовность была прекрасно передана артистом. За Кошевым закрепилась слава интеллектуального актера, что позволяет ему воплощать самые разнообразные и неожиданные образы в кино и театре – Феликс Юсупов, Велимир Хлебников, Николай Гумилев, Василий Каменский и многие другие.

Владимир Кошевой – артист Большого драматического театра им. Г. А. Товстоногова, выступает с концертными программами, записывает музыкальные треки на стихи русских поэтов, озвучивает мультфильмы и аудиокниги, снимается в документальных сериалах.


IN-календарь
INосказательно
Геннадий САНДЫРЕВ, руководитель группы компаний «Налоги и право»

Проблема недобросовестного бизнеса мешает развиваться добросовестным предпринимателям.     

Любовь Елсукова, директор  ООО «Деловой Интерес»

Уже десятый раз в краевой столице проходят «Дни пермского бизнеса»  

Геннадий Сандырев: "Пермь узнаваема под любым именем"

В преддверии Дня города IN встретился с Г.Г.Сандыревым, руководителем ГК "Налоги и право"