Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Ксения РАППОПОРТ: «Музыка более совершенна, чем слово»


Ксения РАППОПОРТ: «Музыка более совершенна, чем слово»

В канун Старого Нового года в Перми завершился V Международный Рождественский фестиваль. Очень добрый и яркий, ставший уже визитной карточкой Пермской краевой филармонии, он по традиции объединил три христианских Рождества — католическое, протестантское и православное, музыку светскую и храмовую. Названия программ, представленных в филармонии, говорят сами за себя: «Странствующий контрабас», «Диалог через столетия: орган и вязанка дров», «Классика, которая улыбается вам», «Новый год. The Best»…

А стартовал Рождественский фестиваль музыкально-­литературным спектаклем «Неизвестный друг» по одноименному рассказу Ивана Бунина в исполнении двух блистательных актрис — народной артистки России Ксении Раппопорт (художественное слово) и лауреата молодежной премии «Триумф» Полины Осетинской (фортепиано). Текст и рояль. Письма в Россию, оставленную много лет назад. Письма незнакомому человеку, знаменитому писателю. Эта романтическая история, на самом деле имевшая место в жизни Бунина, легла в основу его рассказа. Он был завершен писателем уже на чужбине и оттого, наверное, пронизан особой, щемящей памятью сердца.

Сразу после спектакля Ксения Раппопорт и Полина Осетинская рассказали о том, как это небольшое бунинское произведение связано с небоскребом в Нью­-Йорке, предложили выдавать всем зрителям на входе в зал лекарство от кашля.

В НАЧАЛЕ БЫЛИ «ЖЕЛТЫЕ ЗВЕЗДЫ»

— Кому из вас двоих пришла идея взять для совместного творчества именно «Неизвестного друга», далеко не самый известный рассказ Бунина?

Ксения: — Да, даже большие любители Бунина почти никогда не могут вспомнить этот рассказ. Говорят, что не читали его либо не обратили внимания. А разглядеть в «Неизвестном друге» огромный потенциал сумел наш режиссер Валерий Галендеев. Выдающийся педагог по сценической речи, взрастивший не одно поколение замечательных артистов, у которого я имела счастье учиться и с которым имею счастье продолжать работать. Так что это абсолютно его идея.

Несколько лет назад мы начинали с Валерием Николаевичем делать моноспектакль по этому рассказу. По ряду причин спектакль тогда не состоялся, но работа над ним оставила во мне глубокий след: внутри все варилось-­варилось, были разные мысли… А потом так совпало, что мы с Полиной впервые оказались на одной сцене – в благотворительном концерте «Желтые звезды», посвященном памяти жертв Холокоста. И испытали такой кайф от совместной работы, что появилось желание непременно еще сделать что­нибудь вместе.

Полина: – Отлично помню, как мы пересеклись в Нью­-Йорке: Ксюша была там на гастролях с МДТ (Малый драматический театр – Театр Европы под руководством Льва Додина. — Авт.), я — по своим делам. Выдернула ее с гастролей на один день, мы засели у меня на 44­-м этаже с видом на весь Нью­-Йорк и стали думать, что бы нам такое сделать. Я предлагала Бродского, еще кого-­то – она отказывалась. И вдруг воскликнула: а вот же – «Неизвестный друг»!

Ксения: — Мы обратились опять-­таки к Валерию Николаевичу как к режиссеру. Поэтому сам формат, а именно то, как сочетаются здесь музыка и слово, – это его решение. И оно достаточно нетипичное, мне кажется.

ОТ «ДЕТСКОГО АЛЬБОМА» ДО PAST PERFECT

— Изменилось ли ваше восприятие бунинского текста, когда вы стали читать его уже вместе с музыкой?

Ксения: – На мой взгляд, по воздействию на человеческую душу музыка вообще сильнее, чем слово. Намного. И музыка более совершенна. Поэтому, конечно, все получило сильное развитие. В такой форме, по­моему, слово всегда попадает точнее.

— А выбор музыкальной составляющей – чья это была прерогатива?

Полина: — Что­-то предлагала я, что­-то – Валерий Николаевич. У него была очень стройная концепция. Начинать мы должны с гамм, потому что это играет дочка героини, которая только учится музицировать и что-­то тычет там одним пальцем. У нее плохо с ритмом, с нотами, с чувством прекрасного. Потом она продвигается в своем мастерстве, становится выразителем того, о чем грезит и говорит ее мать: звучат Чайковский, Рахманинов, Равель, Дебюсси. А потом как бы происходит прыжок через музыку в наше время, притягивающий эту историю к современному слушателю. По замыслу режиссера мы должны были заканчивать минимализмом XXI века. Так и получилось. Только вместо американского минимализма, вместо планировавшихся изначально Райха и Гласса, в спектакль вошли произведения современных российских композиторов – Антона Батагова («Письмо Сергея Рахманинова Людовико Эйнауди») и Павла Карманова (Past Perfect).

— С Пермской филармонией обе вы сотрудничаете не впервые. Как оцениваете наших зрителей?

Полина: – Я приезжаю сюда как к себе домой. Всех тут знаю, люблю, и, по-­моему, это взаимно. Правда, перед нынешним приездом получился довольно большой перерыв – года полтора или даже больше. Но приехала и вижу: зал стоит, как прежде. Пермская публика замечательная! Хотя, судя по всему, в этот раз много было больных в зале. Мы с Ксенией, если честно, избалованы абсолютной тишиной на нашем спектакле. И очень ее ценим, потому что отсутствие посторонних шумов позволяет нам гораздо больше в спектакле делать.

Ксения: — Ну ничего. Главное, чтобы все выздоровели поскорее. А то хотелось уже начать раздавать сироп от кашля.

БЕЗУМИЕ ТАЛАНТЛИВЫХ ЛЮДЕЙ

— «Милостивый государь», «молю Вас», «какое мучение – письма от Вас нет» — строки из «Неизвестного друга». Сейчас так уже не пишут. Да и вообще эпистолярный жанр практически умер, вы согласны?

Ксения: — Мне кажется, наоборот, сейчас очень эпистолярное время. Просто формат изменился: эсэмэски, электронная почта. Но жанр абсолютно эпистолярный. Вместо того чтобы позвонить друг другу и поговорить, люди же сегодня в основном пишут. Из этих переписок потом можно целые романы создавать!

— Ваша героиня из «Неизвестного друга» и Надежда Филаретовна фон Мекк из «Признания в любви» — есть ли, на ваш взгляд, что­то общее между ними?

Ксения: — Талант. Они обе невероятно талантливы: одна как читатель, другая – как слушатель. На самом деле талант такого глубочайшего восприятия искусства есть не у всех. И если справедливо утверждение, что очень талантливые люди слегка безумны, то вот именно это, мне кажется, с ними обеими происходит. Их талант чувствовать талант другого человека погружает обеих в какой-­то параллельный мир, что производит впечатление слегка безумных людей. Потому что для них текст (для одной – литературный, для другой – музыкальный) становится сильнее, чем дети, внуки, мужья и вообще все, что есть в жизни. Все становится полной нереальностью, а реальность  только это и чувства к человеку, который это создает.  

Вера Шуваева

Фото: http://filarmonia.online                        


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор  газеты Dеловой INтерес

Администрации края и города могли бы стать лучшими Дедами Морозами Прикамья. Но им это не нужно. 

Геннадий САНДЫРЕВ, вице–президент  Палаты налоговых консультантов России

Отрасль налогового законодательства по сравнению с другими отраслями права достаточно объемна. 

Любовь ЕЛСУКОВА, член Совета  по предпринимательству и улучшению инвестиционного климата при губернаторе Пермского края

Пермский край попал в число регионов, где предпринимателей наказывают по малейшему поводу