Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Лес – богатство России


Лес – богатство России

В региональном штабе Общероссийского народного фронта прошел «круглый стол «Об эффективности использования древесины, заготавливаемой в Пермском крае».

– Мы достаточно долго готовились к обсуждению этой важной проблемы, – сказал Геннадий Сандырев, сопредседатель регионального штаба ОНФ. – Это первое мероприятие в этом направлении, но впереди еще много обсуждений действительно важных вопросов, связанных и с лесом, и с проблемами экологии. Напомню, 2017 год – Год экологии. На площадке ОНФ всех уровней созданы группы мониторинга по проблемам экологии и защиты леса. В Перми это направление возглавляет Александр Суслопаров, модератор сегодняшнего совещания, член регионального штаба ОНФ, человек, тесно работающий именно с лесом, – генеральный директор ОАО «Пиломатериалы «Красный Октябрь».

По словам Александра Суслопарова, решать проблему надо в масштабе всей страны. А начинать следует с малого – с вырубки лесов на линейных объектах – нефте– и газопроводах, линиях электропередач и других трассах.

– При строительстве или обслуживании таких объектов лес вырубается и складируется вдоль трассы, – уточнил Александр Суслопаров. – Многие видели, как по бокам вдоль сетей лес лежит годами. Потому что он – чей–то. Но тому, кому он принадлежит, – не особо нужен, потому что он не знает, как его пристроить. Это не собственность муниципалитета, и лес он не может использовать для выдачи населению на дрова или строительство, ремонт и так далее. Необходимо понять, как сейчас соединить нужды муниципалитета в древесине и вот такие заброшенные делянки. Кроме того, наносится вред – лес гниет, заводятся вредители. Леса – наш общий дом. Да, этот ресурс восполняется. Но надо заботиться о лесе, а не бездумно его уничтожать. И надо использовать лес на дело, а не бросать его гнить.

О неэффективном использовании древесины, заготавливаемой в Пермском крае, говорили представители инициативной группы – Игорь Варушкин, депутат Законодательного Собрания Пермского края, и Игорь Мулазянов.

– В адрес многих министерств и ведомств, а также к своим депутатам обращаются жители Пермского края, как индивидуально, так и группами – люди испытывают нужду в лесе, нужна древесина на дрова, на ремонт, на строительство, – сказал Игорь Варушкин. – Люди ходят месяцами по инстанциям и ничего не могут добиться. Для решения общей проблемы мы сделали запросы в разные ведомства. Нам нужно выработать механизмы, которые должны улучшить ситуацию. А это проблема – часто лес находится буквально рядом, уже спилен и брошен, гниет, пропадает, но использовать его нельзя.

Надо отметить, что пока на не совсем честное использование леса, брошенного, например, после вырубки просеки вдоль трассы или высоковольтной линии, просто «закрывают глаза». И все потому, что честно такой лес не используется, не нужен. Пока в законе отсутствует само понятие «валежник», «бросовая древесина». Любое бревно любого диаметра, даже просто палка имеют своего хозяина. С виду только кажется, что он брошенный. А поднимешь – и нарушишь закон.

По закону использовать такую древесину – это вступить в длительный процесс, который не всегда заканчивается победой. По закону необходимо заключить договор купли–продажи бросового леса с арендатором участка или с муниципалитетом. Для граждан этот процесс занимает 90 дней, для предпринимателей – 120. Большинство не готовы бегать по инстанциям, оформлять договор купли–продажи: кому нужно платить за брошенный и полусгнивший лес? Люди рискуют взять его «просто так» – и часто бывают засечены на месте преступления, должны платить штрафы. Можно отделаться штрафом, а можно получить квалификацию преступления, как кража – и заиметь реальный срок.

Проблема эта актуальна для большинства регионов России, особенно для сельской местности или расположения дачных массивов. Ведь даже дрова на приготовление шашлыка – собственность не того, кто эти сучья и поленья «нашел» в лесу. И получается, что у нас огромная часть населения – совершают кражи, даже не зная об этом.

Еще одна опасность для государства – складирование леса на линейных вырубках, вдоль трасс, линий, трубопроводов. Вовремя «не пристроенная древесина» становится часто причиной возникновения лесных пожаров. По статистике из–за таких завалов в большинстве случаев случаются пожары. В год происходит не менее десятка таких пожаров. Выгорают тысячи гектаров леса. Убытки огромны.

А еще брошенный лес – благоприятная среда для развития вредных насекомых, в том числе короедов, которые переходят затем на здоровый лес и уничтожают десятки гектаров деревьев.

– Проблема есть, почему она до сих пор не решается – этот вопрос остается открытым. Возможно, именно потому, что при всей масштабности доходов от реализации такого леса немного. Это же чаще всего не деловая древесина. Вот и лежит лес годами – по пять, десять, двадцать кубометров. Гниет, но людям воспользоваться им не дают, – говорит Игорь Мулазянов. – Мы понимаем, что вина в этом лежит не на тех, кто лес спилил. После спила хозяином становится государство, он передается на баланс в Росимущество. Но у леса должен быть хозяин, который его немедленно реализует. Мы считаем: кто берет линейный объект на зачистку от лишней поросли, должен сразу реализовать лес, пока древесина хорошая, пока не сгнила. Если подрядчик будет иметь право на реализацию, лес будет куплен буквально сразу. Надо добиваться решения ситуации.

Долгий процесс продажи спиленного или вырубленного на просеках леса связан с федеральным законодательством. Ни одно региональное законодательство этот процесс не регламентирует. По словам Дениса Молодых, руководителя территориального управления Росимущества в Пермском крае, сейчас возможна продажа такого леса путем проведения трех торгов. А вот по завершении процедуры торгов и в случае снижения цены повторный запуск процесса продажи невозможен.

– О проблеме мы знаем, – говорит Денис Молодых. – На днях состоялось заседание рабочей группы в Министерстве природных ресурсов РФ. И нам разрешили запустить повторный процесс продаж, если лес не выкупили сразу. Это позволит снять напряженность и реализовать хотя бы двухлетнюю древесину. Но мешают сама длительность процедуры и отсутствие спроса на этот лес. И нет пока ответственности за древесину, ее сохранность с момента вырубки и до момента продажи.

О несовершенстве нормативного регулирования вопроса о реализации древесины, полученной при использовании лесов, расположенных на землях лесного фонда, говорил и Антон Колодин, заместитель министра природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края.

О реальных результатах работы в этом направлении, об опыте проведения работ по приведению в нормативное состояние строительства линейных объектов на территории лесов рассказали представители ОАО «МРСК Урала» и представители ООО «ЛУКОЙЛ–ПЕРМЬ».

Особый интерес у собравшихся вызвал доклад о выполнении поручения Президента России в части организации торгов лесоматериалов на товарных биржах. Такой опыт есть у Санкт–Петербургской товарной биржи. И его вполне возможно использовать на территории Прикамья, тем более, что сейчас в Пермском крае есть соглашение о сотрудничестве Пермской Торгово–промышленной палаты и Санкт–Петербургской товарной биржи. И довольно большую часть совместной работы занимают как раз работы с сырьевыми ресурсами, в том числе и лесом.

Подводя итоги работы «круглого стола», Геннадий Сандырев отметил, что есть общее понимание проблемы. Реализация древесины проводится неэффективно, хотя могла бы приносить ощутимый доход государству и способствовать оздоровлению лесов и их очищению от валежника. Возможно, надо искать разные варианты – место складирования лесопродукции находится в транспортно недоступном месте, либо древесина заготовлена и рассортирована с нарушением ГОСТов, поэтому неинтересна промышленным потребителям. Но при этом местное население, нуждающееся в лесе для мелкого ремонта или в дровах, фактически не может участвовать в использовании древесины после рубок линейных объектов из–за сложности процедуры.

– Проблем много, и надо их решать, – сказал Геннадий Сандырев. – Считаю, что надо рекомендовать Министерству природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края: при государственной экспертизе проектов освоения лесов и согласовании лесных деклараций анализировать места складирования лесоматериалов с точки зрения пожарной, санитарной безопасности и возможности реализации древесины с данных площадок. В проектной документации надо требовать указания ГОСТов на заготавливаемую лесопродукцию. А лесопользователям надо включить в договора с подрядчиками требования о необходимости соблюдения ГОСТов на лесопродукцию и других условий проекта освоения лесов.

По мнению «фронтовиков», придется активнее работать и сотрудникам лесничеств при приемке мест рубок от лесопользователей: например, проводить фотофиксацию и измерение объема заготовленной древесины. При выявлении несоответствия информировать соответствующие органы.

– Мы готовы также рассмотреть возможность законодательной инициативы по переводу электросетевых организаций на общий порядок лесопользования с оформлением необходимой лесной документации, – уточнил Геннадий Сандырев. – При необходимости надо разработать свои предложения по внесению изменений в Лесной кодекс РФ. Стоит поработать над проблемой и сотрудникам территориального управления Росимущества в Пермском крае. Здесь следует внимательней рассмотреть возможность формирования лотов для местного населения, внедрить, к примеру, небольшие лоты с лесосек поблизости с деревнями, организовать выездные торги для снижения социальной напряженности.

На себя «фронтовики» готовы взять разработку законодательной инициативы по передаче функций реализации древесины, заготовленной на линейных объектах, а также конфискованной древесины на уровень субъекта РФ с последующей реализацией через биржевые торги.

Дмитрий Николаев

круглый стол ОНФ - лес


IN-календарь
INосказательно
Дмитрий САННИКОВ, заместитель министра социального развития Пермского края

Трудоустройство инвалидов остается одной из самых болезненных проблем нашего региона