Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Вторая кризисная волна


Вторая кризисная волна

Последние санкции США могут оказаться самыми тяжелыми для России.

Об этом свидетельствует реакция фондового рынка. Если введенные в 2014 году санкции ограничивали лишь возможности крупнейших российских банков и энергетических компаний привлекать средства с международных рынков капитала, то последние меры США направлены напрямую против крупнейших российских компаний.

Напомним, что 6 апреля Минфин США ввел санкции против 24 россиян – крупных бизнесменов и высокопоставленных чиновников – и 15 компаний. Они заключаются в полном запрете для американцев и американских компаний на любые отношения с попавшими под санкции лицами и компаниями. Тем самым американские власти спровоцировали обвал российских индексов примерно на 10%. Сопоставимого падения индексов ММВБ и РТС не наблюдалось с кризисного декабря 2014 года. Кроме того, введение санкций вызвало очередное падение курса рубля и евро.

ПАДЕНИЯ ПО ВСЕМ ФРОНТАМ

Основная реакция российского фондового рынка на введенные 6 апреля Минфином США санкции против российских миллиардеров, топ­менеджеров и чиновников пришлась на понедельник. Если в пятницу заметную реакцию на новые меры Вашингтона показали только компании Олега Дерипаски — Rusal и En+, то утром 9 апреля на торгах начали обваливаться уже котировки всех российских голубых фишек: от банков до металлургических компаний. К закрытию торгов индекс Мосбиржи опустился на 8,34%, до 2090 пунктов, а индекс РТС — на 11,44%, до 1094 пунктов. Капитализация фондового рынка за день упала на 820 млрд руб.

В лидерах падения оказались компании, связанные с попавшими под санкции бизнесменами и топ­менеджерами. Rusal в течение понедельник падал на 26,92%. К закрытию торгов акции «Норникеля» снизились на 14,56%. Золотодобытчик «Полюс» (принадлежит Саиду Керимову, сыну сенатора Сулеймана Керимова, также попавшего под санкции) подешевел на 18,31%, GDR холдинга Дерипаски En+ Group — на 16,02%. Акции ВТБ упали на 9,03% (под санкциями — глава банка Андрей Костин). Котировки «Газпрома», которым руководит еще один фигурант черного списка Минфина США Алексей Миллер, просели на 4,59%. Котировки Сбербанка опустились на 17,04%, «Роснефть» подешевела на 6,29%, ЛУКОЙЛ — на 8,10%, НОВАТЭК — на 6,74%. «Мечел» по ходу торгов падал на 32%, к закрытию торгов котировки были в минусе на 19,26%. Rusal уже заявил о том, что готов войти в процедуру технического банкротства.

Санкции США также заставили инвесторов переоценить риски, связанные с российским госдолгом. В понедельник доходность долгосрочных российских облигаций федерального займа (ОФЗ) выросла на 10–12 базисных пунктов, цены снизились в среднем на 1–1,5 п. п. Индекс государственных облигаций RGBI был на минимальных значениях с февраля.

ПОТАЩИЛИ ЗА СОБОЙ РУБЛЬ

Естественно, падение фондового рынка повлекло за собой и падение рубля. По ходу торгов 9 апреля курс евро к российской валюте впервые с августа 2016 года превысил 77 руб., доллар вырос выше 60 руб. В среду, 11 апреля, торги начались с новых рекордов. При открытии торгов на Московской бирже курс евро по отношению к рублю превысил 80 рублей (последний раз евро по такой цене торговался в марте 2016 года). Курс доллара по отношению к рублю подскочил выше 64 рублей (впервые с 5 декабря 2016 года).

Расширение санкций против России — не единственный негативный фактор для рубля. На валютный рынок уже давили фондовые рынки, которые негативно реагировали на обострение торговой войны между Китаем и США. В минус также играют покупка валюты Минфином, повышение ставки ФРС США и снижение ставок ЦБ. Смягчить давление на рубль могут цены на нефть. Сейчас они составляют около 68 долларов за баррель.

Один из основных рисков для российских компаний – и тех, что сейчас под санкциями, и тех, что под них не попали, – трудности привлечения займов на внешних рынках. У российских банков есть избыточная ликвидность, объем которой сейчас около 3 трлн руб. Они готовы прокредитовать хороших корпоративных заемщиков, если те обратятся за деньгами, однако ключевая ставка и рост спроса на кредиты делают процент.

ПОКУПАЛИ И БУДЕМ ПОКУПАТЬ

С февраля 2017 года Минфин России покупает иностранные валюту на дополнительные доходы от нефти (свыше $40 за баррель в 2017 году и свыше $43,8 – в 2018 году) для стабилизации курса рубля и уменьшения зависимости российской экономики от «нефтяной иглы». Валюта закупается в пропорции: 45% долларов, 45% евро и 10% фунтов. Деньги идут на пополнение государственных резервов. При этом Министерство финансов России, зная, что эти действия ослабляют рубль, не планирует менять действующий механизм закупки валюты на дополнительные нефтегазовые доходы в связи с новыми санкциями США.

– Каких­либо изменений в правилах операций на валютном рынке, связанных с бюджетными правилами, не планируется, так как эти операции настроены исключительно на минимизацию нефтяной зависимости, – уточнил министр финансов Антон Силуанов.

С 6 апреля по 8 мая Минфин планирует закупить валюту на 240,7 млрд руб., ежедневно направляя на эти цели 11,5 млрд руб.

ОТВЕТНАЯ РЕАКЦИЯ

Премьер­министр Дмитрий Медведев уже  поручил правительству подготовить меры поддержки для попавших в черный список российских компаний, а также рассмотреть возможность ответных мер против США. Пресс­секретарь президента Дмитрий Песков сообщил, что Кремль анализирует ситуацию, но пока не будет принимать «скоропалительных решений».

 «Ведомости» пишут, что власти обсуждают проект создания в России двух территорий со специальным режимом и признаками оффшора – на острове Октябрьском в Калининграде и на дальневосточном острове Русском. Эти оффшоры будут использоваться для помощи попавшим под санкции компаниям. Кроме того, в качестве ответной меры на санкции США российские власти могли бы ввести дополнительные налоги для американских компаний.               

КОММЕНТАРИИ

Дмитрий МЕДВЕДЕВ, премьер–министр России:

 Дмитрий Медведев - Понятно, что нас пытаются все жестче и жестче брать в определенное финансово–экономическое кольцо, и не реагировать на это мы не можем. Рассчитываю на то, что и коллеги–депутаты Государственной Думы выступят с соответствующими инициативами, потому что на нашем рынке довольно много продуктов – экономических продуктов, которые мы получаем из США. И это не только ценные бумаги, с которыми нужно отдельно разбираться, это и целый ряд других товаров, которые к нам на рынок поставляются или которые даже производятся американским бизнесом на территории нашей страны.

При этом ответные меры должны быть хорошо просчитаны, не должны наносить ущерб нам самим, они должны быть адекватными. Я не

исключаю, что по многим направлениям мы должны будем взвесить все аспекты нашего сотрудничества с США. Но при этом Правительство РФ, естественно, будет реализовывать тот курс, который определит Президент.

Алексей КУДРИН, глава совета Центра стратегических разработок:

Алексей Кудрин - Я думаю, что политики, которые занимаются санкциями и вводят санкции против России, в общем, это одна история, а бизнес – это другая. Я считаю, что в отношении частного американского бизнеса санкции нецелесообразны, так как бизнес приносит сюда технологии и инвестиции. Санкции будут ущемлять и нашу экономическую ситуацию, они не будут продуктивны.

Кроме того, на прошлом Петербургском международном экономическом форуме Президент РФ лично приглашал в Россию все иностранные компании. Введение ответных санкций было бы обманом обещаний, которые он дал.

При этом ослабленный рубль нам даже на руку. Он помогает российскому экспорту. В этой связи у нас ряд отраслей, скорее всего, заработают на данном курсе и в целом платежный баланс будет неплохим, это не повлияет сильно на экономический рост в стране. При этом от новых скачков рубль защитят высокие мировые цены на нефть.


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений 

Геннадий САНДЫРЕВ, член регионального штаба ОНФ, руководитель группы компаний «Налоги и право»

Особого внимания заслуживает отмена возможности двусмысленного трактования законов