Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Молчание – золото


Молчание – золото

ОАО «Уралкалий» официально сообщило, что начинает «…демонтаж и подъем из шахты неиспользуемого в работах по ликвидации последствий аварии оборудования. В частности уже демонтированы и подняты на поверхность три комбайновых комплекса «Урал».

Дальнейших попыток спасти рудник, несмотря на финансовые потери, компания предпринимать не будет.

Как стало известно IN из источников внутри компании, работы по подъему этих комбайновых комплексов были начаты еще в конце ноября – что неудивительно, ведь, как сообщает, и вполне официально, «Уралкалий», уровень притока рассола в рудник с 22 января вновь увеличился. В среднем он составил за последние две недели 820 кубомет­ров в час, что вчетверо больше среднего уровня поступления с 11 декабря 2014 года и до 21 января нынешнего. Увеличились и размеры воронки, которая в нояб­ре прошлого года образовалась в 3–х километрах от калийного рудника СКРУ–2 в Соликамске. По данным «Уралкалия», сейчас площадь провала составляет 58х87 метров на поверхности, глубина – около 75 метров. Почему пресс–служба «Уралкалия», обещавшая полностью гласный процесс ликвидации аварии на руднике, молчала около двух недель после столь серьезного увеличения притока – остается лишь догадываться.

Объяснить молчание компании можно следующим – именно с ростом притока рассола совпал первый стабильный подъем цен на акции «Уралкалия», до этого резко упавший 18 ноября в момент официального обнародования факта аварии на СКРУ–2. Напомним, что на тот момент цена за акции компании вплотную поднималась на Московской валютной бирже до 180 рублей. После же дня «Х» акции резко пошли вниз, достигнув свое­го минимума в 117 рублей к 10 декабря 2014 года. Даже на фоне общего падения котировок с 19 ноября 2014 года и до 20 января 2015–го этот период для ценных бумаг «Уралкалия» и его общей капитализации оказался катастрофическим.

Подъем акций начался лишь 21 января, превысив осенний максимум к концу месяца – что было выгодно акционерам, владеющим инсайдерской информацией об увеличении притока рассола и площади провала. На пике торгов они сбросили часть ценных бумаг «Уралкалия» – после чего информация была обнародована, и акции компании вновь ожидаемо упали. Стоит отметить, что сейчас цены на акции стабилизировались и пока находятся недалеко от январского максимума.

Но отвлечемся от вопросов финансовых на вопросы производственные. Удастся или нет предприятию эвакуировать все, что планировалось, – вопрос времени, пока на него не готовы ответить и те специалисты компании, что обладают самой свежей информацией. Приток рассола может увеличиться вновь в любой момент. А вот утаивание информации о происходящем для выгодной торговли акциями чревато вполне известно чем: негативным развитием ситуации и недостаточно оперативным на нее реагированием.

Отказ от рудника – это тоже серьезные потери капитализации для акционеров, и утаи­вание этой информации может вызвать серьезные вопросы к совету директоров предприятия. СКРУ–2 давал «Уралкалию» 2,3 миллиона тонн продукции – это почти пятая часть годового производства этого российского монополиста, и сейчас она будет выведена из торговли. А вот инвестиционные проекты компании, о срочном вводе в эксплуатацию которых заявляла компания, в связи с общей ситуацией на финансовых рынках оказались под серьезным вопросом.

Но самое большое опасение в связи с увеличившимся притоком вызывает даже не потеря рудника и не ожидаемые убытки акционеров. Потери компании могут возрасти в десятки раз, если законсервированная перемычка между шахтными полями СКРУ–2 и СКРУ–1 не устоит. Первое – старейшее – рудоуправление Соликамска дает «Уралкалию» около миллиона тонн продукции. Вкупе потери «Уралкалия» от затопления двух рудников могут составить около четверти объема ­прои­з­­водства и, соответственно, продажи хлористого калия. Еще большим ударом, не только финансовым, может стать угроза жилому сектору Соликамска, который расположен как раз над СКРУ–1. Напомним, что после аналогичной аварии в Березниках у компании полностью сменился состав владельцев.

Впрочем, подставляет этой историей с рудником «Уралкалий» не только себя. Его заложниками стали и два соседних предприя­тия–гиганта – «Соликамский магниевый завод» и березниковская «Ависма», где производят титановую губку для «Боинга» и аэробусов. Они в случае затопления первого рудника также теряют свою сырьевую базу, и каждое «умалчивание» «Уралкалия», пусть и не так жестко, но сказывается на их капитализации.

Николай Астин

Фото Ильи Липина


IN-календарь
INосказательно
Дмитрий САННИКОВ, заместитель министра социального развития Пермского края

Трудоустройство инвалидов остается одной из самых болезненных проблем нашего региона