Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Персидский показ


Персидский показ

Двигатель ПД–14 показали иранским авиакомпаниям.

В ноябре на маленьком острове Кеш в Ормузском проливе прошел Восьмой международный авиасалон Iran Air Show, куда на запах иранских миллиардов слетелось более 100 мировых производителей и поставщиков авиатехники гражданского назначения. Присутствовала и весьма представительная российская делегация, в экспозиции которой красовался пермский двигатель ПД–14. Забавно, но на прошедшей перед этим в Чжухае выставке Airshow China–2016 нашего двигателя не было, хотя китайский рынок забивает иранский по всем параметрам.

Похоже, в руководстве российской Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК) и пермского «Авиадвигателя» боятся, что китайцы могут «перенять» технологии даже путем осмотра на выставке. Тем более что в КНР только что создана корпорация авиационного двигателестроения, 96 тысяч сотрудников которой теперь с утра до вечера думают над тем, как выполнить завет товарища Си по укреплению национальной мощи Китая. А поскольку единственная страна, сотрудничающая с китайцами в области авиастроения, – это Россия, а у нее есть только один современный двигатель для гражданских самолетов – ПД–14, фантасмагорическая картина того, как 96 тысяч сотрудников Aero Engine Corporation of China с отвертками за ночь разбирают и собирают пермский движок (охрана, как вы понимаете, тоже подчиняется политбюро китайской компартии) лежит не так уж далеко от истины. Как говорится, дружба дружбой, а современные авиадвигатели – врозь.

Кроме того, продемонстрировать персам возможности российского двигателестроения очень полезно прямо сейчас, поскольку Иран нуждается в срочном обновлении своего авиапарка. Дело в том, что из–за санкций он стал одним из самых устаревших в мире, из–за чего доступ на рынок авиаперевозок в некоторых странах для иранских авиакомпаний банально закрыт. Ну и персы, скажем так, более гордый народ, для которого честь кое–что значит. Это не говоря о том, что Иран попросту еще не дорос до высоких технологий, а на создание собственной двигателестроительной «школы» нужны десятилетия. Так что в этом смысле на острове Кеш пермскому ПД–14 действительно ничего не грозило.

Само авиашоу на острове Кеш организуется с 2002 года, но после отмены санкций – в первый раз, поэтому в некотором роде это было «открытие миру». Россия постаралась произвести впечатление, и присутствие российских компаний стало самым масштабным за всю историю Iran Airshow; кроме ОДК здесь были представлены Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК), «Вертолеты России», «Концерн ВКО «Алмаз–Антей», ОАО «Авиасалон», АО Внешнеторговая компания «АЛЛВЕ», ЦИАМ им. П. И. Баранова и другие. Всего в российской делегации было более 50 специалистов и экспертов из авиастроительной отрасли.

И, в общем, можно сказать, что русские на острове Кеш были «гвоздем» сезона, только по несколько иной причине, нежели демонстрация своих технологических возможностей. Внимание иранцев и гостей салона прежде всего приковали «Русские витязи» – авиационная группа высшего пилотажа, впервые за всю историю проведения зарубежных авиавыставок составленная из реальных пилотов российских ВКС. Понимание того, что эти же самые пилоты сейчас демонстрируют свой профессионализм в Сирии всему миру, производило впечатление необычайное – не случайно поприветствовать «Русских витязей» приезжал министр обороны Ирана Хосейн Дехган. Ну а наши использовали этот удачный пиар–ход на все сто процентов, и российские Су–27 «зажигали» в небе над островом каждый день, пока шла выставка.

Кроме ПД–14 в экспозиции Объединенной двигателестроительной корпорации был выставлен вертолетный двигатель ТВ7–117В, разработанный для нового российского вертолета Ми–38. Поскольку в ближайшие планы «Редуктора–ПМ» входит освоение производства редукторов и трансмиссий для Ми–38, можно сказать, что это тоже пермская продукция.

Впрочем, каких–то прорывных контрактов на Iran Air Show 2016 подписано не было, хотя иранская сторона проявила большой интерес к перспективам развития сотрудничества с ОДК по сервису вертолетных двигателей. Например, рассматривается возможность дооснащения иранского завода PANHA для осуществления на нем лицензионного ремонта гражданских двигателей семейства ТВ3–117/ВК–2500 разработки питерского АО «Климов», предназначенных для большинства вертолетов типа «Ми» и «Ка». Кроме того, в ходе выставки представители авиакомпаний и гражданских предприятий авиапромышленности Ирана проявили интерес к турбовинтовому двигателю ТВ7–117СМ (входящему в семейство двигателей ТВ7–117), созданному для регионального пассажирского самолета Ил–114.

Куда больше иранцы суетились у экспозиций «Боинга» и «Эрбаса», тем более что незадолго до выставки объявили о намерении закупить чуть ли не двести самолетов. Ажиотаж подогревало и то, что в сентябре правительство США, понимая перспективы этого развивающегося рынка, разрешило авиастроительным концернам Boeing Corp и Airbus Group SE продавать самолеты Ирану, что стало мощным прорывом в торговых отношениях после снятия международных санкций в январе этого года. Иранская авиакомпания Iran Air еще в январе сообщала о планах покупки «Эрбасов», однако сделка застопорилась в связи с необходимостью получения одобрения от Управления по контролю за иностранными активами США (одобрение американского регулятора требовалось, поскольку часть «Эрбасов» производится в Штатах). И накануне выставки Airbus получил разрешение регулятора на поставку Iran Air 17 самолетов на общую сумму в 27 миллиардов долларов. В Iran Air утверждают, что некоторые самолеты Иран получит уже в этом году. «Боинг», также получивший разрешение на поставки самолетов в Иран, готовит сделку по продаже иранской авиакомпании 80 самолетов общей стоимостью в 17,6 миллиарда долларов. Причем в последний раз Иран получал самолеты от американского авиаконцерна в 1977 году, незадолго до исламской революции в стране.

Так что о чем бы там ни говорил новоизбранный президент США, от звонкой монеты американцы никогда не отказывались. Поэтому интриг на острове Кеш хватало, и вполне вероятно, что демонстрация ПД–14 была их частью.

Есть подозрение, что спешка, с которой иранцы вдруг озаботились обновлением своего авиапарка, на самом деле вызвана желанием выдернуть «зависшие» в американских банках деньги, которые замораживались в виде одной из санкций и которые американцы возвращать не спешат. Тем более что Дональд Трамп известен своими антииранскими настроениями и даже грозил восстановить санкции. То есть если бы не арестованные миллиарды, никакого разговора о срочной покупке 200 «Боингов» вообще бы не было; а если американцы деньги вернут, то вполне возможно, что иранцы вместо самолетов купят что–нибудь другое – дополнительные комплекты С–300 или сборочную линию российских танков Т–90МС, например. А для начала обновления авиапарка им вполне хватит 40–50 наших «Суперджетов».

Ну а там и МС–21 подоспеет, так что демонстрация ПД–14 была очень даже к месту.

Иван Семёнов


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Сегодня, пожалуй, один из самых актуальных вопросов – вопрос административного давления на бизнес.

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

1 июля – переломный момент года, с которого в силу вступает целый ряд законодательных ограничений