Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Прощай, «Протон»!


Прощай, «Протон»!

Как сообщила пресс–служба ПАО «Протон–ПМ», 14 ноября на испытательном стенде в Новых Лядах пермские ракетостроители испытали последний двигатель РД–276 для первой ступени ракеты–носителя тяжелого класса «Протон–М». Больше подписанных контрактов нет; в следующий раз тишину в знаменитом овраге нарушит только испытание РД–191 для «Ангары».

«Протон» же окончательно уходит в прошлое, оставляя после себя не только имя, которое он дал самому известному в Пермском крае предприятию ракетно–космической отрасли, но и высочайший уровень компетенций тех, кто его делал. Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин, недавно щедрой рукой выделивший Перми производство 50 ракетных двигателей в год, в качестве доводов, повлиявших на выбор места, называл высокий потенциал пермской площадки, возможность перетока кадров с соседними «Пермскими моторами», но забыл упомянуть главный показатель качества пермской сборки, сделавшей РД–253 и его модификации самым надежным ракетным двигателем в мире.

Из–за проблем, сопровождавших запуски «Протона» в последние годы, в том числе годовой паузы в 2016–2017 годах, этой ракетой как–то перестали хвалиться, однако если вычленить из нее исключительно первую ступень, за все годы эксплуатации не имевшей отказов в полете, то ей впору поставить памятник не только от имени российского, но и всего мирового ракетостроения. Коэффициент надежности двигателя составляет 0,998 – уникальный случай, вполне достойный внесения в книгу рекордов Гиннесса. А делали РД–253, РД–275 и последнюю форсированную модификацию – РД–276 именно в Перми, вклад которой в отечественное ракетостроение высился как неприступная скала среди моря невзгод, в котором тонула российская космическая отрасль до недавнего времени.

Нельзя не отдать должное и разработчику РД–276, НПО «Энергомаш» в подмосковных Химках, в кресле директора которого сейчас сидит бывший директор «Протона–ПМ» Игорь Арбузов. Эту модификацию освоили в Перми в 2005 году и с тех пор изготовили более 90 комплектов двигателей (по шесть в каждой первой ступени). А всего за всю свою историю с 1965 года пермские ракетостроители собрали более 3000 двигателей различных модификаций первой ступени ракеты–носителя «Протон».

– РД–276 – легендарный двигатель, – сказал по этому поводу исполнительный директор ПАО «Протон–ПМ» Дмитрий Щенятский. – История его эксплуатации, учитывая все модификации, насчитывает более 60 лет. За это время двигатель первой ступени зарекомендовал себя как самый надежный в своем классе, а ракета–носитель «Протон» стартовала более 420 раз! Сегодня мы работаем над перспективным двигателем РД–191 для ракет «Ангара», серийное производство которого планируем начать в 2023 году. Перед предприятием стоит задача не только повторить, но и превзойти свои прошлые достижения, обеспечив высочайшие качество и надежность нового изделия, а также его конкурентоспособность.

Напомним, что «Протон» с пермскими двигателями вывел на орбиту основные модули МКС, спутники «ГЛОНАСС», пилотируемые орбитальные станции «Салют» и «Мир», межпланетные станции для исследования Луны, Марса, Венеры, исследовательские спутники и спутники связи в интересах российских и иностранных заказчиков. Последний выведенный объект – космический радиотелескоп «Спектр–РГ», созданный с участием Германии по заказу Российской академии наук. 60–летний срок эксплуатации и количество выведенных на орбиту аппаратов делают «Протон» самой трудолюбивой космической «лошадкой» в истории российской космонавтики. Хотя, кто знает, может, «Ангара» превзойдет?

С новым двигателем РД–191 на «Протоне–ПМ» связывают очень серьезные надежды. Достаточно сказать, что сейчас здесь работают 3500 человек, но, согласно стратегии развития предприятии, к 2025 году их число должно вырасти еще на 1500 – прежде всего за счет загородной площадки в Новых Лядах (административно поселок входит в территорию Свердловского района Перми, хотя находится на расстоянии в 30 км). В финансовом плане 2020 год для «Протона–ПМ» вряд ли будет простым, ведь «Протона» уже нет, а «Ангары» еще не будет. Тем не менее убытки предприятия с 1 млрд 367 млн рублей в 2017 году снизились до 696 млн в 2018 году, причем если бы не выплаты долгов по ранее взятым кредитам, «Протон–ПМ» вообще мог бы свести концы с концами в «ноль».

Итоги 2019 года тоже вряд ли будут в «плюсе», хотя ни у кого не поднимется рука кинуть за это камень в предприятие, ставшее заложником ситуации во всей отечественной космической отрасли. Ну, как правильно заметил Дмитрий Рогозин, соседние «Пермские моторы» помогут. По словам Дмитрия Щенятского, прибыли ракетостроителям не видать по крайней мере до 2021 года, а уже с 2023 года в серию пойдет РД–191 – по официальной информации, в этом году омский «Полет» должен собрать четыре ракеты «Ангара–А5», состоящей из пяти универсальных ракетных модулей (УРМ–1) и в первой (4 двигателя РД–191), и во второй (1 двигатель) ступенях. То есть пермским ракетостроителям нужно отправить головному производителю 20 УРМ–1.

По поводу самой «Ангары», слетавшей пару раз в 2014 году, было много споров, касавшихся, прежде всего, высокой стоимости запуска. Стоимость запуска «Протона–М» сейчас снизилась до 65 млн долларов, стоимость запуска «Ангары–А5» ориентировочно оценивалась в 100 млн. Но оценку делал отдел коммерческих космических перевозок Федерального управления гражданской авиации США в своем докладе, российская же сторона стоимость запуска на «Ангаре» официально никогда не озвучивала. Кроме того, массовое производство всегда удешевляет конечную продукцию – приводился пример с тем же «Протоном», в ходе широкой эксплуатации подешевевший в два раза. То же самое может произойти и с «Ангарой».

Напомним, что в ходе последнего визита главы «Роскосмоса» на церемонии открытия нового заготовительного корпуса «Протона–ПМ» в Новых Лядах исполнительный директор предприятия Дмитрий Щенятский заявил, что решения и технологии, примененные при реализации проекта, позволят на 30% сократить цикл изготовления двигателя РД–191 и почти в 1,5 раза снизить его стоимость. Очень упрощенно разделите 100 миллионов долларов в 1,5 раза, потом еще на два – получившиеся 33–35 миллионов долларов вполне смогут вернуть России лидерство в сфере коммерческих космических перевозок на годы вперед. Да–да, пока Илон Маск опять чего–нибудь не придумает.

Предчувствуя конкуренцию, весной этого года он уже писал в Twitter, что «Россия располагает первоклассным ракетостроением и лучшими двигателями из тех, что летают в настоящий момент. Версия ракеты–носителя «Ангара» для многоразового применения должна быть отличной». На что Дмитрий Рогозин отвечал, что с этим трудно спорить. Но последнее слово в этом обмене любезностями все равно будет за пермскими ракетостроителями, от качества продукции которых сейчас зависит вся отрасль.

Пример с «Протоном» уже доказал, что слово пермяков будет крепким. 

Алексей Клочихин


 


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор  газеты Dеловой INтерес

Администрации края и города могли бы стать лучшими Дедами Морозами Прикамья. Но им это не нужно. 

Геннадий САНДЫРЕВ, вице–президент  Палаты налоговых консультантов России

Отрасль налогового законодательства по сравнению с другими отраслями права достаточно объемна. 

Любовь ЕЛСУКОВА, член Совета  по предпринимательству и улучшению инвестиционного климата при губернаторе Пермского края

Пермский край попал в число регионов, где предпринимателей наказывают по малейшему поводу