Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Июнь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

«Пермь мне очень важна»


«Пермь мне очень важна»

В Перми, в рамках Международного фестиваля «Флаэртиана», состоялась творческая встреча с писателем, сценаристом, а сегодня еще и председателем Международного конкурса документалистов, Леонидом ЮЗЕФОВИЧЕМ.

Встреча длилась час двадцать, как одна университетская пара. Скорее всего, в этом нет случайности - в молодости Леонид Абрамович работал педагогом, и выработал в себе привычку выверять временной интервал. По его словам, просидеть два часа, слушая кого-то, очень трудно.

Впрочем, его почитатели были на этот счет другого мнения: общаться с Юзефовичем для них было большим праздником. Особенно для тех, кому посчастливилось в свое время быть его учеником.

Кстати, о школе и тех далеких уже временах жизни писателя в Перми, говорилось на встрече много. Он даже всю встречу провел стоя. Как на тогда, в классах пермской школы № 9.

– Мне комфортнее говорить так, – пояснил он. – Это школьная привычка. Когда ведешь урок, чтобы контролировать детей на задних партах, надо говорить стоя, иначе там возникает «серая зона». И у меня речевые центры теперь так включаются, и выключаются, когда сажусь.

Впрочем, сама атмосфера встречи была далекой от привычных школьных буден. Говорили обо всем: о писательстве и кино, о Перми и памяти о ней, о добре и зле, о переименовании улиц и о том, чем можно и нужно гордиться в жизни, об истории родины и талантливых людях, родившихся и живших в нашем городе. Леонид Юзефович даже читал стихи. Не свои. Стихи тех поэтов, которые, как он выразился, «наверняка неизвестны тем, кто сейчас находится в этом зале». Стихи, которые войдут в антологию о гражданской войне, идею издания которой писатель вынашивает сейчас.

Ему задавали много вопросов о Перми, городе, где прошло его детство юность, где началось его писательство. Среди прочего, он вспомнил эпизод из своей жизни, которым, по его признанию, сейчас гордится. Речь идет о сохранении усыпальницы купцов Каменских, расположенной на улице Плеханова в Успенском женском монастыре. То, что город имеет сейчас икону Казанской Божьей Матери, иконостас и майоликовые панно, во многом заслуга Юзефовича и его товарища по университету, ныне живущего в Москве писателя Анатолия Королева.

Дело было в 1966 году. Леонид Юзефович, обнаружил в заброшенном, застроенном сараями, месте маленькую часовню, которую собирались снести. Она была без главки, с замазанными известкой панно и заложенным кирпичной кладкой иконостасом. А через один глаз Богоматери, в котором пробили отверстие, шел электрический провод. Вместе с другом, они написали об этом статью в газету. После чего строительный проект, ради которого собирались снести усыпальницу, изменили, а само строение было занесено в реестр памятников культуры.

– Тогда мы написали, что это панно принадлежит Рериху, – говорит Юзефович. – Но на самом деле авторство их до сих пор не установлено. Иконостас вроде Рериха, но тоже не весь, а только отдельные его части. А с панно - неизвестно. Но если бы мы не написали, что это Рерих, шума бы не возникло и проект никогда бы не изменили.

Так наш город получил прекрасный исторический и культурный памятник. Вообще, Пермь до сих пор занимает значимое место в жизни и судьбе писателя. В этом он признавался не раз.

– Не так давно дочь мне сказала: «я знаю, папа, что тебе важна локальная идентичность». Это действительно так, - сказал он. – Пермь важный для меня город. Я уехал отсюда почти 35 лет назад. Всегда, когда я приезжаю сюда, мне кажется, что это последний раз.

На встрече он много вспоминал о годах, проведенных здесь.

– Сначала мы жили в гостинице «Металлург». Потом переехали ближе к окраине, и наш адрес писался так: улица Культуры, каменный дом № 27. Приписка «каменный дом» была обязательна, потому что без нее письма не доходили. Видимо, там был еще и деревянный дом с таким номером. Сейчас я хожу по улице Полины Осипенко, где жил в последние годы в Перми, и ничего не узнаю. Дома те же, но общая атмосфера изменилась. Это стал другой город.

Далее разговор о географии перешел в общественно-политическую площадь. Заговорили о переименовании улиц - Розалии Землячки, Братьев Вагановых.

– У меня Розалия Землячка не вызывает симпатии, я знаю про ее крымские художества, – пояснил он. – Но не надо переименовывать все подряд, надо, наверное, все-таки то-то оставить от прежней России. Допустим, оставить улицу Луначарского, который все-таки не расстреливал несчастных по темницам. Будь моя воля, то улицу Ленина в Перми от вокзала до Компроса я бы назвал Ленина и дальше - Покровская. В Петербурге многие улицы имеют двойные названия.

Не обошелся разговор, конечно и без обсуждения писательской темы. Любовь Соколова, утверждала, что она «простудилась» о книгу Юзефовича «Зимняя дорога» - наутро после прочтения встала больной.

– Как автору «защититься» от материала, – спросила она.

– Я свои книги пишу по многу лет и успеваю адаптироваться, – улыбнулся он. – Материал для «Зимней дороги» я начал собирать очень давно, еще в 1997 году. Вот если бы я писал сегодня про Сахару, а завтра про Якутию, то, наверное, это бы сильно расшатало мой иммунитет.

Кстати, он лестно отозвался о творчестве самой Любови Соколовой, заметив, что в Перми появился еще один интересный писатель. В ряду тех пермских авторов, которых он сам порекомендовал бы почитать - роман Алексея Иванова «Вилы» и повесть Владимира Пирожникова «Пять тысяч слов».

Если Иванов пермякам известен и любим, то второе имя сегодня вспоминают нечасто. Между тем, Владимир Пирожников близкий друг юности Леонида Юзефовича. Его первая повесть «На пажитях небесных» с предисловием Стругацких была опубликована еще в 1983 году в журнале «Знание-сила», выходившем огромным тиражом. Но, по его словам, Пирожников не вписывался в местный андеграунд.

– И если мы все в то время были интеллигентами, то Пирожников уже тогда был интеллектуалом, – заметил Леонид Юзефович. – Это несколько разные вещи. Помню, как меня тогда оскорбляло, что он высмеивал Окуджаву. Окуджава был кумир и святыня, и сердце мое горело. Но теперь я понимаю, что он тогда был более прав, чем я. Он просто любил настоящую музыку.

Разумеется, спрашивали гостя и о фестивале. По его мнению, документальное кино, как и документальная проза, это другая степень приближения к реальности.

– Реальность нельзя отобразить полностью, – сказал он. – Надо понимать намерения: хочешь ли ты выразить реальность, или хочешь выдумать какую-нибудь «швамбранию». И мне кажется, что писатели и кинематографисты делятся, в том числе, и по этому параметру.

По его мнению, на фестиваль приехали люди, которым ближе намерения отразить настоящую реальность.

Александра Стрыжкова

Фото: vk.com/flahertianafest


IN-календарь
INосказательно
Александр КАЛИНИН, президент ОПОРЫ РОССИИ

Мне нравится креативность малого бизнеса Пермского края.  

Виктор АГЕЕВ, первый заместитель главы администрации Перми

В марте депутаты городской Думы одобрили изменения, внесенные в Правила благоустройства и

Максим РЕШЕТНИКОВ, губернатор Пермского края

Совет предпринимателей  – очень важная площадка площадка, на которой мы вырабатываем политику в

Анастасия ПЕТРОВА, и. о. главного редактора газеты Dеловой INтерес

У деловых СМИ летом работы прибавляется: конец мая означает для нас Петербургский международный