Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Двенадцатая ночь, с возвращением


Двенадцатая ночь,  с возвращением

А не замахнуться ли нам на Вильяма, понимаете, нашего Шекспира? Нет, наверное, в мире режиссера, не бросившего сей вопрос во Вселенную. В театре «У Моста» на драматурга «замахивались» не раз и успешно. Расстраивало только то, что «Двенадцатую ночь» – последнюю и, пожалуй, самую яркую комедию Шекспира – лет шесть в театре не играли. И вот, один из любимых спектаклей «мостовцев» извлечен из старого сундука.

В отличие от недавней премьеры «Крошки Цахес», незаслуженно обделенной вниманием режиссеров, комедия Шекспира ставилась в кино и на сцене несчетное количество раз, порой со своим, понятным одному режиссеру, взглядом на знаменитый текст.

В ПОИСКАХ ШЕКСПИРА: ОТ ГИЛГУДА — ДО КЭРОЛЛА

Перед тем как познакомиться с версией Сергея Федотова, захотелось вспомнить наиболее знаковые постановки «Двенадцатой ночи», а некоторые и пересмотреть. Все помнят знаменитую ленту «Фрида» середины пятидесятых с Лучко, Вициным и Яншиным. В Европе в эти годы культовым был спектакль Гилгуда, где Лоуренс Оливье играл Мальволио, а Вивьен Ли – Виолу и Себастьяна. В 1990–е годы мы рыдали от смеха над табаковским Мальволио в спектакле «Современника» (постановка англичанина Питера Джеймса). Недавно с удовольствием пересмотрела перенесенную в XIX век киноверсию Тревора Нанна. Выбор эпохи может показаться неудачным, но все нестыковки компенсируются игрой многогранной Хелены Бонем Картер. Ей удалось создать невероятно харизматичный образ привычно безликой Оливии, для исполнения роли которой обычно таланта и не требовалось.

И одну постановку британцев хочется отметить особенно. «Когда любимый актер Спилберга Марк Райлэнс играет немолодую аристократку, а неподражаемый Стивен Фрай изображает влюбленного в нее дворецкого, жди сенсации», – писала пресса о легендарном спектакле, ставшем одним из главных хитов театра «Глобус». Нет, никаких модных сегодня намеков на исполнение мужчинами женских ролей искать не стоит. Режиссер Тим Кэрролл поставил себе целью не просто воспроизвести костюмы, сценографию, музыкальное и танцевальное сопровождение, которые могли бы обрамлять постановку начала XVII века, но и сохранить чисто мужской состав елизаветинского театра. Надо понимать, как нелегко джентльмену играть женщину, изображающую мужчину, и потом снова становится женщиной. Постановка «Глобуса» всем поклонникам Вильяма нашего обязательна к просмотру.

И о грустном. Обычно я избегаю постановок по Шекспиру с излишней претензией на оригинальность. Но вот спектакль театра Сатиры пару лет назад не пропустила. К сожалению, версия Павла Сафонова – трагикомедия с элементами цирка (да, перед нами – арена и клоунский грим). Но цирк какой–то несмешной. Скорее всего, режиссер рассчитывал больше на внешний эффект, который достигается с помощью костюма, загаженного голубями, виселицы, служанок, почему–то изображающих воющих псов… Сафонов не скрывал, что ему хотелось создать этакий конфитюр из нравов различных эпох. Безусловно, свой зритель есть у спектакля, но это не мое.

Как точно отметил британский критик и режиссер Питер Брук в своих лекциях «В поисках Шекспира», с постановкой драматурга у актеров и режиссеров часто случается одна беда: свести до минимума все, что неизвестно и загадочно, скроить все под свой размер. «Они подставляют современные политические или социальные клише под ситуации и характеры, истинное богатство которых таится далеко за пределами идей», – уточняет Брук. В таких случаях, например, буря используется лишь как повод для банальной иллюстрации понятий рабства, а сложные характеры представляются в соответствии с современными сексуальными вкусами.

Готов откалывать джигу и мочиться в темпе контрданса

Думаю, бережное отношение к Шекспиру в театре «У Моста» – было бы Бруком оценено. Да! Шекспир здесь – всегда классика, которой Федотов не изменяет. Театр «У Моста» в Европе называют авангардным, но как раз не за модные фишки, а за редкую сегодня преданность классике, эпохе, костюмам и авторскому тексту.

«Прописавшийся» на несколько лет в театральном фойе фрегат, как ружье, которое должно выстрелить, давал надежду, что спектакль, шедший на сцене до 2013 года, вернется. Сергей Федотов решил достать из старого сундука и полюбившуюся зрителю постановку 2007 года, и костюмы, и фрегат, который «строили, строили и наконец–то построили» к премьере 12 лет назад.

«Двенадцатая ночь» – это игра с интригой и водоворотом загадок, которые разрешаются самым невероятным образом и в последний момент. Напоминающий карточную игру, где действующие лица не более чем карты в хитром раскладе, спектакль превращает зрителя в азартного игрока. Головокружительная смена обстоятельств, дуэли, обманы, подмены и, конечно, любовь «приправлены» волшебной музыкой и темпераментной игрой актеров. И никакого кошмара в виде надрывного «шекспировского голоса», против которого выступал все тот же Питер Брук.

Спектакль смотришь с удовольствием. Тот случай, когда сюжет давно известен, неожиданностей не предполагается, но с нетерпением ждешь и по–детски радуешься каждой новой реплике. Хотя нет. Сюрпризов в театре «У Моста» мы всегда ждем, понимая, что все будет замешано на мизансценах, построенных по–новому, с какими–то коррективами, внесенными хотя бы в ту же комедийную «недодуэль». И от актеров здесь мы ждем многое. Ведь с одной стороны, эта комедия, как принято говорить «на театре», самоигральная, ее вроде как не испортишь, она сама по себе вывезет. Но не все выво­
зят. С другой – самая что ни на есть «режиссерско–актерская». Режиссерская находка с карликом настолько хорошо сработала в «Крошке Цахесе», что, очевидно, «мостовцы» решили обыграть ее и здесь. Вот только совершенно неожиданно, мы видим, что этот ход становится козырной картой шута (Ильназ Яруллин), который в зависимости от нужной пройдохе ситуации превращается из карлика в рослого детину и
наоборот.

Бесподобна вся компания скучающих бездельников, которая весело троллит окружающих. Сэр Тоби – неподражаем в исполнении Владимира Ильина, готовый «откалывать джигу и мочиться в темпе контрданса». Свою долю в общее «безобразие» вносят обладатель «икр такой восхитительной формы», редкий кретин Эндрю Эгьючик (Василий Скиданов) и камеристка Мария (Екатерина Пономарева), пожалуй, лучшая, хоть и не главная, женская роль в постановке. Ожидаемо хорош Сергей Мельников в роли Мальволио. Отлично представляю в роли обладателя желтых подвязок и Илью Бабошина.

Конечно, «Двенадцатая ночь», прежде всего, – комедия положений, со смешными диалогами, розыгрышами, переодеваниями и гендерными перевертышами, но все–таки наш Уильям смотрит на мир глазами мудреца, знающего, что «земной мир ненадежен и хрупок, что всем правит случай и люди — игрушки в руках судьбы».

 Лиза Шандера

Фото: Валерий Неукрытый


IN-календарь
INосказательно
Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Для моей семьи, для меня День Победы – праздник не публичный, семейный 

Павел АГАПОВ, кандидат в мастера спорта СССР, чемпион России в зимнем плавании

В нашем обществе, на мой взгляд, уделяется мало внимания: пользе плавания. 

Дмитрий МЕДВЕДЕВ, председатель Правительства Российской Федерации

Все меры финансовой поддержки, запланированные для малого и среднего бизнеса, мы будем наращивать.