Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Не самая простая сказка


Не самая простая сказка

Встретились как–то Гоголь, Гофман, и Кафка в пражском кафе и, разумеется, под пиво принялись читать друг другу отрывки из своих сказок и обсуждать роль и место в них магии. Нет, это не страшный сон, это – история из книги Анны Зегерс «Встреча в пути», на которую я наткнулась в рождественские дни. Тогда подумалось, что не хватает «умостовцам» немецкого сказочника в компанию к любимым классикам. А не пора ли замахнуться на Эрнста нашего Теодора? И вот, долгожданная премьера «Крошки Цахес» – в театре «У Моста».

НА ЛИЦО УЖАСНОЕ И МЕРЗКОЕ ВНУТРИ

Каждую новую сказку Гофмана в детстве я извлекала на свет божий как некий волшебный предмет из потрепанного сундука, найденного на чердаке школы магов, наполненного золотыми стрекозами, гигантскими жуками и единорогами, магами и волшебниками.

Что, к примеру, произошло бы, если бы прекрасная фея помогала не милым, бедным Золушкам, а этакому злобному уродцу, столь же мерзкому внутри, как и снаружи? Вот из этого «если» и рождается сказка «Крошка Цахес». Фея дарит малышу шанс изменить жизнь в виде трех волшебных волосков. Нет, они не добавляют ему харизмы, ума и доблести, а делают так, что самые лучшие черты и заслуги окружающих неведомым образом приписываются господину Цинноберу, а никак не настоящим их обладателям. А все его гадкие поступки – невиновным. И вот «достопочтенный господин Циннобер» становится министром, незаслуженно одаренным всевозможными благами. Адской силой, похищающей надежды, называет поэт Бальтазар колдовской дар злого карлика. Поэт читает свои стихи, а хвалу воздают Цахесу. Композитор срывает аплодисменты, а восторгаются, опять же, Цахесом. Цахес – это слава. Хватив ее совсем немного, по мере ее роста, человек становится все более уродлив. Цахес – это зависть и ложь говорящих, что кто–то прекрасен исключительно своим внутренним миром, хотя их и передергивает от брезгливости. Цахес – это стадные инстинкты, общественное мнение, которое, как говорил классик, «похоже на привидение в старинном замке: никто его не видел, но всех им пугают». Видеть настоящего Цахеса могут только «одержимые»: влюбленные, поэты, музыканты, творческие личности и, конечно, волшебники.

Собственно, как раз феям и волшебникам по приказу местного князя находиться в королевстве нельзя: «Стоит ли вводить налоги, когда в государстве существуют лица, которые в состоянии всякому легкомысленному гражданину сбросить в дымовую трубу сколько угодно беспошлинных товаров».

КАК ПОДРУЖИТЬСЯ С ГОФМАНОМ

Сам ли Цахес в этом виноват или все–таки толпа, которая возносит его на этот пьедестал, видит то, что хочет видеть и восхищается тем, чем восхищаются другие?

Сергей Федотов, художественный руководитель театра «У Моста» и режиссер спектакля, уверяет, что в постановке нет политики и искать параллели нет смысла. Актуальность сказки вечна, как вечны гоголевские хлестаковы, министры–администраторы у Шварца, «талантам» которых и сегодня аплодируют и раздают почести. Помните музей поддельного искусства из культового фильма Боба Гейла «Трасса 60», где гости воротят нос от картин Моне, ведь они представлены как копия неизвестного автора? И восторгаются фальшивыми картинами, на которых написано «Моне», ведь так принято. Как говорил какой–то классик, «толкование произведения на 90% состоит из той чепухи, что придумали критики». И вот здесь Гофман бесконечен, потому что толкований может быть сколько угодно. И зрителю после спектакля самому решать, что он увидел.

Эта сказка у Гофмана, скажем, не самая простая. Кинематограф это произведение писателя не жалует, в отличие от «Щелкунчика». Из фильмов вспоминается только восточно–германская версия «Ошибка старого волшебника», лет 10 назад был поставлен спектакль в театре им. Моссовета, скептически принятый критиками. Зато в Перми в этом сезоне – две премьеры, одна из них идет в нашем Пермском театре кукол. Говорят, с Гофманом, как и с Кафкой, у режиссеров не всегда складывается, особое авторское «разрешение» необходимо. Для Сергея Федотова – это привычный вызов. Дописал же он в свое время загадку XX века – финал «Замка» Кафки, утверждая, что автора «ты должен так полюбить, так отдаться ему всей душой, чтобы он доверил тебе прикоснуться к своему детищу».

НЕТ НИЧЕГО БЕЗУМНЕЕ РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ

Каким традиционным «знакам» обязана пьеса «прописке» в театре «У Моста»? Просим Сергея Федотова раскрыть карты.

– Меня давно уже спрашивают на гастролях в разных странах: «У вас мистический театр, а Гофман где? Почему Гофмана не ставите? Это же ваш случай!». И я соглашался, наверное, все 30 лет пребывал на коротком старте, – рассказывает режиссер. – Когда привез в Киев «Панночку», как раз шла премьера «Крошки Цахеса» в театре им. Ивана Франко. Я не попал, к сожалению, наши спектакли шли в один день. Недавно перечитал и понял: мистика, фантастика, гротеск и история перевоплощений, невероятная философия! Все, как мы любим. При этом произведения Гофмана отличаются изрядной долей сарказма и иронии, а фантастическое в его сказках самым причудливым образом переплетается с реальным. Недаром писатель уверял нас всех, что «нет ничего более удивительного и безумного, чем сама реальная жизнь!».

«Умостовцы» не изменили себе, оставив сказку классической, не пытаясь ее осовременить, перенести в другую эпоху, переписать текст. Постановка похожа на волшебные книжные иллюстрации из детства: чарующий страшный лес, зеркала, дворец князя и камерный дом волшебника, никогда не знаешь, что появится за жуткими воротами. В спектакле важны не только реплики, костюмы и декорации. Есть некий козырь у актеров театра, создающих эффект, когда зритель все считывает не только с текста. Энергия – вещь вполне материальная и зал ее получил в полной мере от актерской игры.

МЫ ДУМАЛИ, ЧТО ПОТЕРЯЛИ МЕДЯНЦЕВА

– Я сразу понял, как будет выглядеть злобный карлик, что это будет не фальшиво. Знал, как должны выглядеть его «ножки, кто будет его играть», – возможно, это видел заранее только Сергей Федотов. Потому что угадать в Цахесе – Анатолия Медянцева просто невозможно. Молодой актер, которого многие запомнили как деревенского шалопая Зурикелу, сумасшедшего Ренфилда в «Дракуле», совершенно не узнаваем в роли злобного уродца, при этом наделяет героя оригинальной мимикой, характером. По признанию актеров, на репетициях со всеми случалась истерика от хохота, когда появлялся Медянцев с маленькими ножками, огромной челюстью и коронными репликами героя.

– Мы думали, что потеряли Анатолия: Гофман буквально вселил в него злобного карлика, – вспоминает Сергей Федотов. – Проходит две недели, надо репетировать, главный специалист в мастерской сообщает: «Мы не сшили». Оказывается, она начала колдовать над этими ножками и проколола насквозь палец, и ее как «обрезало», дальше не шло. Но потом костюм был создан буквально за три дня.

На самом деле, в блестящем актерском ансамбле не хочется выделять кого–то одного.  Как всегда порадовали Илья Бабошин (инфантильный князь); Андрей Воробьев в роли подхалима Андреса: «верный вассал, тысячи голосов бедного злосчастного народа заключены в его груди и горле», Александр Шаманов, готовый присягнуть общественному мнению профессор, Василий Скиданов, романтик Бальтазар.

Хотелось бы, чтобы этот спектакль надолго прописался в репертуаре театра. И в очередной раз, надеюсь, появятся «знаки», намекающие Сергею Федотову вернуть на сцену сказку Шварца «Тень».             

Лиза Шандера

Фото Вадима Балакина


IN-календарь
INосказательно
Геннадий  САНДЫРЕВ, руководитель группы компаний «Налоги и право»

День предпринимательства в России – один из самых молодых праздников. 

Анастасия ПЕТРОВА, главный редактор газеты Dеловой INтерес

Для моей семьи, для меня День Победы – праздник не публичный, семейный 

Павел АГАПОВ, кандидат в мастера спорта СССР, чемпион России в зимнем плавании

В нашем обществе, на мой взгляд, уделяется мало внимания: пользе плавания.