Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Март 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Ольга ПРОКОФЬЕВА: «Жаба Аркадьевна началась с Чебурашки»


Ольга ПРОКОФЬЕВА: «Жаба Аркадьевна началась с Чебурашки»

Заслуженная артистка России Ольга ПРОКОФЬЕВА, в первую очередь, – театральная актриса, одна из ведущих в Московском театре им. Маяковского. Она служит в нем уже 34 года – была принята в труппу сразу после окончания ГИТИСа. В «Маяковке» Ольга Евгеньевна занята в шести спектаклях основного репертуара. Плюс у нее 15(!) антрепризных постановок на все вкусы и возрасты. А еще Прокофьева великолепно поет, исполняя популярные песни и романсы вместе с коллегой по театру им. Маяковского (и, как выяснилось, любимым мужчиной) Виталием Гребенниковым…

Во время эксклюзивного интервью IN (после нового спектакля «Кадриль») выяснилось, что в жизни Ольга Прокофьева совсем не похожа на свою стервозную героиню «Жабу Аркадьевну» из сериала «Моя прекрасная няня». Спокойная, сдержанная, чуть ироничная и очень отзывчивая. При диком графике работы – съемки, работа в театре – Ольга успевает заботиться о сыне Александре, не забывает о сестре Ларисе и племяннице Анне. А ее постоянная работа над ролью имеет интересный «побочный эффект»: частенько Ольге снятся актерские кошмары!..

ПЕРЕД СНОМ СОЧИНЯЕТ МУЛЬТИКИ

– Я очень люблю засыпать и думать о работе. Ложусь и погружаюсь в роль. Беру ситуацию и сквозь дрему рассматриваю ее под разными углами. А если эту сцену сыграть так, а если так, а если так?.. Эту кухню очень трудно объяснить, единственное, что могу сказать: количество часов, потраченных на мыслительный процесс, дает качество, – рассказывает актриса.

– Ольга, у вас богатый актерский опыт. Теперь вот вы еще и запели. Не возникает мысль сделать что–то еще – написать сценарий, попробовать себя в режиссуре?

– Пока я не думаю о серьезной режиссуре, но поделюсь маленьким секретом – перед сном я придумываю и рисую еще и мультфильмы. Но эта анимация пока существуют лишь в моем воображении.

– Говорят, талантливый человек талантлив во всем. А у вас есть скрытые дарования?

– Однажды мне пришлось проявить себя в роли гримера. Он опаздывал, и чтобы спасти положение, я сделала коллеге историческую прическу с накладными косами. Получилось неплохо. Я думаю, что у человека талант проявляется тогда, когда он за что–то берется с душой. Мне очень нравится заниматься своеобразным «дизайном». Например, я покупаю, по моим ощущениям, «недорисованные» картины, которые потом дополняю различными деталями – камушками, стрекозами, бабочками, песком, ракушками, соломкой.

– Как поживает ваша коллекция жаб?

– Ой, их очень много! Они живут везде: на фортепиано в три ряда стоят и уже заняли единственное кресло. И на кухне сидят за столом, и даже в моей машине! Только что я приехала из Киева, где мне в телепередаче подарили очередную Жабу Аркадьевну. Но кроме жаб, мне дарят и другие игрушки. У меня есть поросенок (его преподнес поклонник после эпизода с хрюканьем в «Няне»), хихикающий енот, Винни–Пух, который поет и спрашивает: «А у тебя есть что–нибудь поесть?» Позвонил друг и спросил: «Что купить?» Я сказала, что все есть, нет разве что только слона. И он… пришел со слоном, который теперь на телевизоре живет! (Смеется.) В прошлом году дарили много собак, теперь их штук 30. Самую огромную собаку сын Саша выиграл в парке Горького, в тире.

 

ДЛИННЫЙ ПУТЬ — САМЫЙ ВЕРНЫЙ

 – Вас не раздражает, что после «Няни» часто называют не Ольгой, а Жанной Аркадьевной?

– Даже радует. Ведь это мой труд. Я работала много, и вдруг – узнают зрители, замечают. Значит, я качественно все сделала. А визитная карточка есть у каждого артиста: Наташа Гундарева – и сразу вспоминают «Сладкую женщину», Женя Симонова – «Обыкновенное чудо». Может, настанет время, когда я скажу, что моя визитная карточка – не Жанна Аркадьевна. Но пока личный киносундучок не очень полон. 

– Не боитесь остаться в кино актрисой одной роли?

– Нет. У меня 57 ролей в 57 проектах. У меня есть главная роль в картине «Ненормальная», снятой по пьесе Надежды Птушкиной. Ничего похожего на Жанну Аркадьевну! Еще есть небольшая работа в фильме Андрея Эшпая по Набокову. В 10–серийном телевизионном художественном фильме по повести Войновича «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», снятого Алексеем Кирющенко (режиссер «Моей прекрасной няни»), у меня очень забавная роль. Все это для меня качественный скачок. Но я не досадую, и когда звонят, предлагая что–то а–ля Жанна Аркадьевна, – это нормально, и мое право – отказываться или соглашаться. Эта роль мне очень помогла. После нее нас с Борей Смолкиным стали приглашать на всякие жутко приятные вечера, открытия выставок, большие праздники, на презентации, иногда в качестве ведущих. Не секрет, что это для артиста дополнительный заработок, поскольку театр был и остается бюджетной организацией. Актеры – простые служащие, получающие более чем скромное жалование. В метро останавливаешься и видишь объявление: кассир – 26 тысяч. И стыдно сказать, сколько у тебя зарплата. Но мы не ропщем, потому что дело любимое. Именно на корпоративах я подучилась какому–то общению, хотя поначалу у меня иногда тряслись коленки…

– У вас есть роль, с которой вы олицетворяете себя?

– Наталья Георгиевна Гундарева, светлая ей память, когда ей Гончаров, замечательный режиссер театра Маяковского (ему – тоже светлая память), говорил: «Наташа, ближе к себе, от себя!», отвечала: «Вы знаете, я сама себе не интересна!..» Это, конечно, шутка, но с другой стороны, я не стремлюсь играть что–то от себя и о себе. Если написана какая–то героиня с поступками, которые я никогда не совершу, значит, это не я. Или моей героине 85 лет, и понимаю, что это тоже еще не я. Или 18–летняя девочка, играя которую я скачу по сцене козой, это уже не я. Но, конечно, любой опыт очень помогает. Тут такая кухня тонкая. И если честно, ее по полочкам не объяснишь: где ты, где не ты, где ты вложил что–то свое, где чисто твои наблюдения, которые ты присвоил (ну это уже началась школа Станиславского, которую, может, и не надо так подробно рассказывать). Поэтому нет стремления сыграть себя. Я с удовольствием ищу интересных личностей и стремлюсь лучше понять, как они живут, как говорят, как поступают, в этом мне интереснее разбираться, чем в самой себе.

– Тогда, может, у вас есть любимая роль?

– Вы знаете, я сейчас нахожусь в таком возрастном витке, когда у меня уже практически все любимое. Раньше, конечно, едва поступив в театр Маяковского, я, как молодая актриса, не имела права отказаться, когда давали роли. Это был приказ режиссера, который меня видел именно в этом качестве, и я должна была сделать роль. Конечно, я копаюсь, выбираю и играю то, что мне нравится. У меня собралась уже своя маленькая коллекция ролей, как я это называю, начиная от 18–летней Липочки в спектакле «Свои люди» по пьесе Островского до 90–летней старухи Саввишны в постановке «Шестеро любимых» по Алексею Арбузову. И все, что внутри, – трагедия, драма, фарс, комедия – все это во мне есть, и я скачу из ролей в роли. Эта коллекция меня вполне устраивает, а брать что–то новое даже страшно, потому что я понимаю, что тогда придется от чего–то отказываться.

– Успех накрыл вас к сорока. Вы считаете это счастливой случайностью или тяжело заработанным призом?

– Мне нравится, что говорил мой педагог по ГИТИСу Марк Захаров: «До тридцати артистку снимают за красоту, после тридцати – за талант». Я вспоминаю эту фразу, смеюсь. Меня начали снимать после тридцати, значит… все–таки за талант. А по поводу предчувствий вспомнила один случай двадцатилетней давности. Я только начала работать в театре Маяковского. И мы привезли спектакль «Завтра была война» в Грецию. Был большой прием в посольстве. Ко мне подошла гречанка, стала говорить комплименты, а потом вдруг спросила: «Скажите, а вы в России звезда?». Я очень смутилась. А Армен Борисович Джигарханян, который стоял рядом, сказал: «Длинный путь – самый верный». Я это почему–то запомнила, он мне будто установку дал на жизнь. Многие из моих талантливых друзей и однокурсников ушли из профессии, потому что им надо было кормить семью. А я сказала себе: «Оля, нет кино – трудись в театре!». И у меня всегда было много спектаклей, я выпускала по две премьеры в год.

– Если не ошибаюсь, роль учительницы Валентины Андроновны в спектакле Андрея Гончарова «Завтра была война» стала вашей первой серьезной театральной работой?

– Да, и меня не смутило то, что я должна ходить в мешковатом костюме и играть женщину гораздо старше себя. Роль была драматическая, яркая и критики после премьеры высоко ее оценили. Кстати, именно на этом спектакле меня заметила Евгения Павловна Симонова, крестная моего Саши. У нас сразу появился взаимный творческий интерес. Мы дружим с ней всю жизнь, с тех пор, как я пришла в театр. Это уникальный человек. Высокой культуры, интеллигентности, умения радоваться за других. Она говорит, что у нас во всем сходятся вкусы. Единственное отличие – она любит, когда вечером комната озаряется, а я – полусвет. К вечеру так устают глаза от фонарей на съемках и прожекторов в театре! Поэтому я очень люблю всевозможные торшеры. А еще я обожаю свечи. Всегда покупаю разные: толстые, тонкие, ароматизированные. У меня много всевозможных подсвечников.

 

В ДЕТСТВЕ МЕЧТАЛА… ОБ АРМИИ!

– А с чего началась ваша актерская карьера?

– С Чебурашки. Серьезно! Моей первой ролью был Чебурашка. В детском театральном коллективе мы ставили спектакль «Происшествие в стране Мульти–пульти». Там были все сказочные герои, но мне поручили именно этого. Таким образом, роль Чебурашки стала для меня дебютом. Но, как оказалось, не только для меня. Когда на проекте «Моя прекрасная няня» я познакомилась с Сергеем Жигуновым, узнала, что и он впервые вышел на сцену в той же роли… Со временем сыграла Герду в «Снежной королеве», барышню в водевиле «Смешные жеманницы» по Мольеру, играла в пьесах Шекспира, в «Клопе» Маяковского, романтических героинь, а вскоре мне стали предлагать и характерные роли…

В детстве я занималась фигурным катанием, училась в музыкальной школе. И мне нравилось, потому что там было все очень красиво. Но все–таки это был не театр, а мне очень хотелось, чтобы то, что я делаю, называлось ТЕАТРОМ. К шестому классу желание стать артисткой и как–то самовыражаться меня просто переполнило. Хотя до этого я была уверена, что после школы пойду служить в армию: буду маршировать, преодолевать препятствия, ходить в красивой форме! Армейская служба казалась мне очень привлекательной. В конце концов, я даже решила: два года прослужу в армии, а потом – в артистки!

– Боевой характер помог при поступлении в театральный?

– Даже не знаю. После школы в театральный я не поступила. Но на следующий год снова попыталась. И на этот раз получилось! В мою жизнь вмешался «его величество случай» в лице Владимира Гусинского. В то время он учился в ГИТИСе на режиссерском факультете и оканчивал курс Бориса Ивановича Равенских.

Друг нашей семьи, гаишник, тормознул Володю за нарушение, а в качестве «платы» попросил подготовить меня к вступительным экзаменам. Что он успешно и сделал. Потом у нас случилась великая любовь, мы даже прожили вместе четыре года. Я рассталась с Володей, потому что сильно влюбилась в Юру Соколова. Он, как и я, актер театра Маяковского. Роман закрутился, когда мы уехали на гастроли в Алма–Ату, а через четыре месяца я вышла за него замуж! Мы прожили вместе двенадцать лет… Сейчас в моей жизни есть мужчина, с которым мне комфортно и хорошо. Он – тоже актер. Хочется продлить наши отношения подольше – не растерять это ощущение влюбленности друг в друга. И каждый раз спешить на встречу с любимым, как на первое свидание.

– Какую высоту в своей жизни вы считаете самой–самой?

– Вы знаете, я почему–то не ставлю перед собой таких задач. Человек всю жизнь ищет свое счастье, но, наверное, когда найдет, на этом все и закончится. К тому же ведь переоценка ценностей происходит постоянно. Казалось, что это – высота, а завтра оказалось, что совершено другая. Все в этой жизни познается в сравнении. Поэтому каких–то глобальных вещей перед собой не ставлю.

– Если бы решили написать книгу для женщин, о чем бы им поведали?

– Знаете, поскольку сейчас модно писать книги, то я этого делать не буду. Вещать что–то – ой, какая это большая ответственность! В моей жизни уже были случаи, когда кто–то вдруг брал мои слова на вооружение. Волшебная сила искусства иногда способна на такие вещи. Например, ко мне однажды подошла полная девочка и сказала, что хочет стать артисткой. Я ей ответила, что пока ты не похудеешь и не зашьешь себе рот иголкой с ниткой, актрисы из тебя не получится. И что вы думаете, это был полезный совет! Она похудела, замечательно выглядит. Но это из серии смешных советов. А чаще страшно что–то советовать даже со страниц книг. Делать это надо очень ответственно и быть в этом твердо уверенной самой, а я – человек сомневающийся!..

– Вы создаете впечатление оптимистки и человека, привыкшего легко справляться с возникающими проблемами. У вас есть жизненный постулат?

– Если ты чего–то не достиг, значит, не очень тебе этого хотелось. Если ты хочешь быть лучше всех, тебе придется работать как никому. И, пожалуй, еще одно: если тебе что–то не нравится, еще не значит, что это плохо, – и я в это искренне верю. (Улыбается.) Не нужно зацикливаться на жизненных проблемах. Больше иронии и самоиронии. На любую ситуацию можно посмотреть с юмором, и таким образом ее облегчить. Даже когда смеяться совсем не хочется, вспомните слова, не мною сказанные: «Делайте, что должно, и будет, как будет». А вообще я стараюсь жить по формуле: меньше есть, больше спать и радоваться жизни и людям. Это так просто и эффективно!

– Вы часто бываете в Перми…

– Да, мы ездим сюда часто. Играем в вашем драматическом театре. Пермь изучили, когда в 1985–1986 годах были у вас на гастролях. Театр Маяковского выезжал всей труппой, с большими фурами декораций, играли на двух площадках, билеты стоили два с половиной–три рубля, любая учительница или библиотекарь могли позволить прийти к нам на спектакль. Для нас было большим удовольствием играть для этих людей. Сейчас тоже приятно, но знаю, что многие люди не ходят в театры. У них просто не хватает на это денег. У меня был такой случай: в Киеве ко мне подошла женщина, мы с ней пообщались, а потом я узнала, что она практически месяц голодала, чтобы сходить в театр на московский спектакль! И это такая страшная ответственность…

А Пермь мы очень любим, когда мы жили здесь целый месяц, исходили ее вдоль и поперек. Все ваши музеи обошли, один из них, помню, тогда ремонтировался, выезжали в зоны отдыха, в деревеньку вашу – как она называется? Хохловка? Да–да! Посещали ваши симпатичные магазинчики. Запомнился и ваш курносый Иисус Христос, такого больше нигде нет. Очень мне нравился директор вашего драмтеатра. Сейчас я узнала, что он уже работает в другом месте. Там был такой замечательный буфет! Ведь театр где с вешалки начинается, а где и с буфета. Это тоже некая эстетика театра. Там всегда было очень вкусно, готовили замечательные женщины, всегда подавали красивую посуду, не было никаких пластмассовых стаканчиков, хотя времена у нас всю жизнь считаются трудными. Еще я приезжала года два назад с антрепризой. И, думаю, еще приеду не раз. Пермь мне очень симпатична!

– Что увезете с собой на память?

– Хороший вопрос. У нас есть любители, которые без магнитиков не уезжают, все города у них – на их холодильниках. Нет, я магниты не собираю, иногда покупаю от случая к случаю. Что бы я хотела увезти из Перми? Может быть, бальзам? Завтра куплю утром в аэропорту. Я пью травяные бальзамы, добавляю их в театре себе в чай. Это и полезно, и для голоса хорошо. А заодно и город вспоминаю. А еще увезу аплодисменты ваших зрителей!..               

Маргарита Неугодова

 


IN-календарь
INосказательно
Александр МИНКОВИЧ, политический обозреватель, юрист, участник круглого стола «Улучшение облика Перми без ликвидации НТО»

Все должно было начинаться с определения, для кого принимаются те или иные правила. Ради людей. 

Ольга КРАСАВИНА, директор по персоналу АО «ОДК–Пермские моторы»

Получается, что мы готовим кадры для всей промышленности региона.  

Анна КЛЕМЕНТОВА, руководитель аппарата Ассоциации зимнего содержания дорог

Ситуация с «гололедным» травматизмом пешеходов в России в целом обстоит катастрофически.  

Геннадий САНДЫРЕВ, руководитель группы компаний «Налоги и право», член регионального штаба ОНФ

С 1 января 2019 года в России стартовала реформа отрасли обращения с отходами.