Газета деловой интерес
Достаточно ли, по вашему мнению, мер по поддержке бизнеса, предоставляемых государством?

Календарь публикаций
«    Март 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Взлет задерживается?


Взлет задерживается?

Как и следовало ожидать, следом за проблемами с «черным» крылом для МС–21 наступила очередь и двигателя компании «Пратт–Уитни» (Pratt&Whitney) PW1400G, с которым новый авиалайнер взлетел первый раз. После посещения Иркутского авиационного завода (входящего в корпорацию «Иркут») вице–премьер российского правительства Юрий Борисов вдруг заявил, что Россия при определенных обстоятельствах готова перейти к оснащению МС–21 исключительно пермским двигателем ПД–14, который в конце 2018 года получил сертификат типа, сейчас идут испытания первого серийного образца.

Ничего особенно нового в этих планах нет, со временем так и планировалось сделать. Напомним, что по контракту с Pratt&Whitney из первых 630 МС–21 российский двигатель можно будет установить только на половине, то есть на 315. Точнее, из первых 110 самолетов только 35 могут быть выпущены с ПД–14, а 75 — с PW1400G. В следующей партии из 240 МС–21 российский двигатель должны получить 115 самолетов, американский – 125. Затем в партии из 279 самолетов ПД–14 поставят на 165 МС–21, PW1400G – на 115. И лишь со 631 самолета новый российский авиалайнер освобождался от американских «оков», то есть выбор двигателя оставался на усмотрение заказчика. Однако теперь эти планы явно могут быть изменены.

Собственно, заявление Борисова было сделано крайне миролюбивым тоном, вице–премьер и не утверждал, что контракт полностью разрывается.

– Мы не отказываемся от партнерства с Pratt&Whitney, не будем никакие меры предпринимать, чтобы это партнерство ухудшить, это на их стороне решение вопроса, – заявил он. – При определенных обстоятельствах мы будем готовы перейти только на отечественные двигатели…

По словам вице–премьера, уже на двенадцатый МС–21 пойдет двигатель ПД–14, чтобы возможные сложности с поставкой двигателей PW1400G не мешали развитию проекта. В корпорации «Иркут» добавили, что это будет первый самолет, произведенный полностью по серийным технологиям, именно он будет доработан под установку двигателя ПД–14 для проведения летных испытаний.

Правда, не совсем понятно, что по этому поводу делать пермякам. Дело в том, что до начала шумихи с запрещением поставок композитов в нашу страну предполагалось, что МС–21 с двигателем ПД–14 взлетит уже летом этого года, и это будет не двенадцатый самолет, а третий или четвертый. Сложно сказать, какое влияние на эти планы оказали американские санкции, как и непонятно, угрожают ли Штаты полностью прекратить поставки двигателей Pratt&Whitney. Обычно, когда дело касается прибыли, американцы не отличаются особой щепетильностью и отправляют политику куда подальше, но в данном случае интересы двигателестроительной компании противостоят интересам авиастроительного «Боинга», которому конкурент в лице МС–21 не нужен вообще.

Возможно, весь этот обмен заявлениями является лишь частью идущей закулисной борьбы вокруг разнонаправленных интересов, напоминающей ситуацию вокруг ракетного двигателя РД–180, поставляемого американцам. Патриотическая общественность уже не раз поднимала вопрос о целесообразности поставок и об их прекращении в виде ответных санкций, но для вполне конкретного подмосковного НПО «Энергомаш» такие разговоры – как ножом по горлу.

При этом композиты могут стать не единственной проблемой МС–21. Доля импортных комплектующих в «Суперджете» доходила до 70%, а в МС–21 она хоть и ниже, но все равно слишком высока для нашей страны, регулярно попадающей под санкции, – от 30 до 40%. Правда, ОАК к 2022 году надеется поднять это долю до 97% – но эти планы тоже могут быть лишь средством словесного давления на зарубежных оппонентов, а на деле все далеко не так оптимистично. Не говоря уж о том, сколько дополнительных средств на это потребуется.

Что касается программы МС–21 в целом, то и тут слова вице–премьера можно толковать двояко. По его утверждению, серийное производство российского гражданского самолета МС–21 начнется в 2021 году.

– Хочу подтвердить, что мы планы свои менять не будем: задача стоит – завершить сертификацию в 2020 году, а с 2021 года выйти на серийное производство самолета МС–21 при всех тех сложностях, которые известны, – сказал Борисов.

Он также добавил, что объем производства МС–21 к 2022 году может составить более 70 машин.

– Я думаю, что к рубежу 2022 года существующие производственные мощности и оборудование будут вполне способны осуществлять выпуск 72 самолетов, – добавил он.

Но первоначально планировалось начать серийный выпуск новых самолетов уже в 2020 году. Таким образом, в сухом остатке останутся задержка начала серийного производства новых российских авиалайнеров на год и совершенно туманные перспективы того, когда же на крыле МС–21 окажется пермский двигатель. Ведь уже купленных запасов композитов хватит только на десять первых самолетов, а двенадцатый, как ни крути, должен получить «черное» крыло уже полностью из отечественных комплектующих, на что понадобится время.

Вот и непонятно, что пермякам делать после этой «миролюбивой угрозы» – радоваться или плакать.  

Иван Семёнов


IN-календарь
INосказательно
Александр МИНКОВИЧ, политический обозреватель, юрист, участник круглого стола «Улучшение облика Перми без ликвидации НТО»

Все должно было начинаться с определения, для кого принимаются те или иные правила. Ради людей. 

Ольга КРАСАВИНА, директор по персоналу АО «ОДК–Пермские моторы»

Получается, что мы готовим кадры для всей промышленности региона.  

Анна КЛЕМЕНТОВА, руководитель аппарата Ассоциации зимнего содержания дорог

Ситуация с «гололедным» травматизмом пешеходов в России в целом обстоит катастрофически.  

Геннадий САНДЫРЕВ, руководитель группы компаний «Налоги и право», член регионального штаба ОНФ

С 1 января 2019 года в России стартовала реформа отрасли обращения с отходами.